Октябрь 2020 / Хешван 5781

Рассуждения 19-21

19. Глубина Суда[1]

 «Семь тайн сокрыты от людей: день смерти, день утешения, глубина Суда, человек не ведает о том, что на сердце его товарища, чем он может заработать себе на жизнь, когда вернется царство Давида и когда пропадет нечестивое царство» (Псахим 54б).

«Он создал вместе их сердца, постигает все их деяния...» (Теилим 33:15).

«Я – Г-сподь, прозревающий сердце, испытывающий сокрытое в человеке, чтобы воздать каждому по поступкам его, по плодам деяний его» (Ирмеягу 17:10).

Чтобы представить глубину Небесного Суда, недоступного человеческому пониманию, необходимо знать, как Творец взирает на людей, каким образом перед Ним раскрывается глубоко сокрытое в их душах и за что их призывают на Суд. В первую очередь исследуются наши поступки: «Он создал вместе их сердца, постигает все их деяния...»[2] Непонятно, почему мы за это прославляем Всевышнего: ведь и люди, которые видят только глазами, обладают пониманием и могут оценить слова и действия.

Дело в том, что суть человеческих поступков глубоко сокрыта, и наши выводы не всегда соответствуют истинному положению вещей. Не все, что нам кажется хорошим, на самом деле является таковым; а то, что мы воспринимаем как зло, вполне может оказаться добром. И даже после того, как человек удостоится ступить в чертоги мысли, начнет внимательно и глубоко проводить анализ души, развязывать узелки и распутывать клубки, изучать свои поступки и выверять пути, – все же не в его силах подняться над своими ограниченными представлениями, освободиться из пределов, в которые он заключен. Ведь именно мышление лежит в основе существования. Если люди не изменятся самым коренным образом, не углубят своих знаний о добре и зле, не обретут ясной формы оценки, – откуда взяться мудрости, величию и возвышенности?

Необходимо пересмотреть все свои представления, давно проникшие глубоко в сердце, и через внимательное изучение слов наших мудрецов, благословенной памяти, приблизить к истине свои воззрения на добро и зло. И тогда их святые слова раскроют нам скрытые клады и сокровища мудрости и приведут нас к удивительным открытиям, которые мы не могли представить себе прежде. Горизонты, которые, как нам казалось раньше, были залиты небесным светом и сиянием чистоты, теперь оказываются покрытыми тенью и тучами, и мы убеждаемся в том, что их никогда не освещало солнце.

И насколько проясняются и очищаются наши представления, настолько же мы начинаем осознавать, что разделительная линия между добром и злом тонка и извилиста, и они отстоят друг от друга не более чем на толщину волоска. Трудно уложиться в эти рамки, точно отмерить и разметить их прямыми линиями. Зло проникает в пределы добра, а добро вторгается в границы зла. Из-за этого в мире все перепутано, и человеку очень легко совершить ошибку. Ему кажется, что он устремлен к добру, тогда как на самом деле уже перешел тончайшую грань и погряз во зле.

Повествует Мидраш: ««И сказал Б-г Ноаху: конец всякой плоти настал передо Мной…»[3] – эти ссорятся с теми, а те ссорятся с этими. Эти ссорятся с теми, воруя имущество, а те ссорятся с этими, крадя слова»[4]. Но чем согрешили те из поколения Потопа, кто сами подверглись грабежу? Почему им тоже был вынесен смертный приговор? – Потому, что и они крали: «…ибо из-за них вся земля наполнилась разбоем…»[5] Они слишком громко кричали на своих грабителей. Разумеется, жертве беззакония разрешено воспрепятствовать насилию, поднять голос на преступника, но если это превышает приемлемую норму, то он уже становится не только ограбленным, но и грабителем. Все, что у него было, унесли воры, он обижен и несчастен, – но все же при этом он разбойник. Он совершил кражу у своих грабителей, и ему тоже вынесен смертный приговор, он также стерт с лица земли вместе с преступниками, поскольку его возмущение было несоразмерным. Оба они согрешили и вместе подверглись суровому наказанию. Вот пример того, как можно перейти тончайшую границу между добром и злом: лишь повысив голос, слишком громко стеная, ограбленный и пострадавший превращается в грабителя – в разбойника поколения Потопа.

Когда наш праотец Яаков отправил своих сыновей в Египет, он сказал им: «И Б-г Всемогущий явит вам милосердие…»[6] Мидраш поднимает вопрос: «Почему наш праотец решил благословить своих сыновей именем Б-га Всемогущего? Это учит нас тому, что Яаков претерпел в своей жизни множество страданий. Даже в утробе матери Эсав враждовал с ним…»[7] И Яаков произнес: «Тот, кто сказал миру: достаточно, пусть скажет и моим бедам: достаточно»! Вначале Яаков сказал: «Не спустится мой сын с вами, ибо его брат умер и он остался один, и случится с ним несчастье в пути, по которому вы пойдете, и сведете мои седины в скорби в могилу»[8]. Обратился к нему Йеуда: «Отец! Если Биньямин отправится в Египет, с ним либо произойдет беда, либо нет… Но если не пойдет, то все мы умрем от голода. Так не лучше ли отбросить сомнения и исходить из того, что случится непременно?!» Йеуда тоже опасался за Биньямина, но безусловная угроза пересиливала возможную. И, отправляя их в путь, Яаков упомянул в своем благословении о том, что его брат Эсав преследовал его еще в утробе матери. Но вот что об этом говорит пророк Ошеа: «И ссора у Г-спода с Йеудой, и Он взыщет с Яакова за пути его и воздаст ему по деяниям его. Во чреве он обошел брата своего...»[9] Всевышний спрашивает с народа Израиля за неприязнь их праотца к своему брату»[10].

Эсав преследовал Яакова все дни его жизни, постоянно таил злобу и враждовал с ним еще до рождения. Однако с нашего праотца Яакова, названного «совершенным во чреве»[11], взыскивается за то, что он «во чреве обошел» – за грех еще не родившегося младенца! Да, он – преследуемый, но Небеса утверждают, что в какой-то мере он был и притеснителем: «А затем вышел его брат, и его рука держит за пяту Эсава…»[12] Насколько это поразительно!

Всевышний прозревает все деяния… До сих пор мы говорили только о понимании поступков, на первый взгляд очевидных, – и все же их смысл глубоко от нас сокрыт. Как же мы далеки от понимания слов «Я – Г-сподь, прозревающий сердце, испытывающий сокрытое в человеке, дабы воздать каждому по поступкам его, по плодам деяний его»[13]. Чтобы проникнуть в их суть, необходимо понять, сколь поверхностно видение людей. И тогда нам станет ясно: недоступное глазам человека открыто для Б-га, «прозревающего сердца».

А насколько далеко простирается человеческая зоркость мы видим на примере нашего праотца Авраама. «Счастлив человек, который не поступал по совету нечестивых и на путь грешников не становился, и в собрании насмешников не сидел»[14] – эти слова относятся к праведному Аврааму, который отдалился от филистимлян, поскольку они были насмешниками, как сказано: «И было, когда развеселились их сердца, сказали они: выведите Шимшона, и пусть он позабавит нас…»[15]

Склонность филистимлян к насмешничеству, глубоко сокрытая в их сердцах, полностью проявилась намного позже – только во времена Шимшона – судьи Израиля. Но наш праотец Авраам ощутил в них этот порок и предвидел его последствия. Они – насмешники, и Закон требует от них отдалиться: «…и в собрании насмешников не сидел»[16]. Склонность потомков к насмешничеству вменяется в вину их далеким предкам, поскольку корень этого душевного изъяна произрастал из их сердец и передавался от отцов к сыновьям, пока не вырос и не произвел своих ядовитых плодов. В злодейской изощренности филистимляне потребовали от Шимшона их забавлять. Если мы будем опираться на собственные представления, то, возможно, не усмотрим в их действиях греха: ведь филистимляне захотели унизить Шимшона – самого сильного из их врагов, опустошителя их страны, поскольку в обычае победителей радоваться своему успеху при виде поверженных противников. И они пожелали, чтобы он их забавлял, не столько насмехаясь над ним, сколько радуясь своей победе. Но поскольку они все же издевались над своим пленником, Писание называет их насмешниками, и не только их самих, но и их далеких предков. И если бы Авраам не отделился от них, к нему не относился бы стих Писания: «…и в собрании насмешников не сидел»[17]. Он ощутил низменную душевную сущность филистимлян, предвидел ее последствия и отошел от них. Значит человек из плоти и крови способен разглядеть корень порока, предвидеть, что из него произрастет, и может по первопричине определить ее далекие последствия и предугадать будущее. Совершенный человек, обладающий ясным видением, по малейшему признаку провидит всю дальнейшую цепочку, все порождения, развивающиеся из первопричины.

Но видение Всевышнего намного более глубокое. Люди судят о других по их поступкам, нередко приходя к неверным выводам о том, что сокрыто в глубинах их сердец. Всевышний же относится к деяниям сыновей человека согласно их внутренней сути: «Я – Г-сподь, прозревающий сердце…»[18] Он смотрит прямо в сердца, раскрывающие и разъясняющие сущность поступков: «Он создал вместе их сердца, постигает все их деяния...»[19]

Когда Всевышний послал пророка Шмуэля в дом Ишая помазать на царство в Израиле одного из его сыновей, он увидел Элиава, посчитал его достойным царства и произнес: «Вот, перед Г-сподом помазанник Его…»[20] Ясно, что когда пророк Шмуэль, которого Священное Писание увенчало эпитетом «Видящий», намеревался помазать человека на царство в Израиле, чтобы его престол был вечен и непоколебим и от него в дальнейшем произошел праведный Машиах, он прозревал не только его самые сокрытые и сокровенные черты, но и видел все, что даже отдаленно с ним связано. Ведь от этого зависело вечное будущее народа Израиля – цели Творения!

Пророк проверил и исследовал, подходит ли тот для высочайшей миссии, способен ли он сам и все его потомки до скончания веков исполнять свое предназначение, и не нашел в нем ни малейшего изъяна: «Вот, перед Г-сподом помазанник Его!»[21] Однако Всевышний ответил ему: «Не смотри на вид его и на высоту уровня его, ибо Я презрел его, ведь суть не в том, что видит человек, ибо человек видит глазами, а Г-сподь – то, что в сердце»[22]. «Сказал рабби Мани бар Патиш: если человек гневается, то, даже если ему с Небес уготовано величие, его низвергают. Из чего мы приходим к такому выводу? – Из истории с Элиавом, о котором сказано в книге пророка: «И разгневался Элиав на Давида, и сказал: зачем ты спустился сюда и на кого оставил немногочисленных овец в пустыне? Я знаю дерзость твою и зло сердца твоего, ибо ты спустился, чтобы посмотреть на эту войну»[23]. И когда пришел пророк Шмуэль, чтобы помазать его на царство, обо всех остальных сыновьях Ишая сказано: «…не этого избрал Г-сподь»[24], а об Элиаве говорится: «…Я презрел его»[25]. Значит, некогда прежде он был достоин величия в глазах Б-га!» Раши объясняет: «Слова «не избрал» говорят о том, что этот человек никогда не был избранным, но выражение «Я презрел его» означает: только сейчас, но не прежде»[26].

Эти события произошли до того, как Элиав проявил гневливость, и в дальнейшем мы не найдем в нем никакого недостатка, кроме этого – единственного. Но Б-гу открыто, что Элиав был склонен к гневу, и потому он оказался недостойным в Его глазах»[27]. Пророк Шмуэль верно понял, в чем заключалась воля Вездесущего. Элиав действительно был совершенен, и в нем не было ни малейшего изъяна. Пророк Шмуэль видел его душу насколько это в состоянии человека, а склонность к гневу была сокрыта в самых ее глубинах, спрятана в дальнем уголке, куда не мог проникнуть даже взгляд великого пророка. И Писание свидетельствует о том, что не в силах человека постичь сокрытые глубины сердец – способностью прозревать души обладает только Г-сподь.

Всевышний судил Элиава согласно тому, что прозрел в его сердце. Но чем же согрешил Элиав? Ведь он был старшим братом Давида, который был обязан его почитать, а Элиав – наставлять младшего брата. И когда он подумал, что Давид бросил скот на пастбище, то упрекнул его, посчитав, что тот поступил так из любопытства, желая посмотреть на войну[28]. Но на Небесах усмотрели в этом порок гневливости и низвергли Элиава с высот. Из-за этого недостатка он был сочтен недостойным царской власти в Израиле. И это произошло не после случившегося, а задолго до того, с момента, когда возникла первопричина и в его сердце начал прорастать корень склонности к гневу, сокрытый в безднах души глубже, чем насмешничество в душах филистимлян, которое обнаружил наш праотец Авраам.

Эту склонность к гневу мог различить только Г-сподь, «прозревающий сердца». И Элиав лишился величия, поскольку на Небесах судят людей за тяготение к душевному изъяну – за корень греха, сокрытый даже от взора пророка, за недостаток, находящийся за пределами человеческого восприятия. Человек видит глазами – его сердце скрыто и запечатано даже от него самого, глаз не может узреть всего, что нашло пристанище в его душе. И все же людей судят и свергают с царского трона даже за такой незаметный изъян. Человек должен чувствовать сердцем, и даже если дурная склонность в нем еще не окрепла и не дала своих ядовитых плодов, – ему необходимо постичь первопричину, породившую едва уловимое влечение, которое проявится в реальности лишь много времени спустя. Это и есть качество, которое описывает пророк: «…ведь человек видит глазами, а Г-сподь видит то, что в сердце»[29].

Но есть и еще более утонченное проявление Вездесущего: «Я – Г-сподь, прозревающий сердце, испытывающий сокрытое в человеке, чтобы воздать каждому по поступкам его, по плодам деяний его»[30]. Всевышний исследует сердца людей, направляет на них Свой взгляд, проникающий в тайные лабиринты души. Это качество дополняет предыдущее «Я – Г-сподь, прозревающий сердце». А качество «испытывающий сокрытое» добавляет что-то к ним обоим. Как страшен и грозен День Суда! Первый же уровень, на котором Всевышний видит наши поступки, оказывается глубже, чем видение пророка. А за ним – исследование сердца. И если «Б-жественное видение» начинается там, где заканчивается человеческое постижение, то о том, что такое «проникновение в сердце» у нас нет вообще ни малейшего представления. И всеми этими способами изучения и исследования проверяют души людей!

До сих пор мы говорили о глубине Небесного Суда, на котором выясняется, достигли ли поступки человека высшей степени совершенства, стало ли его сердце чистым и непорочным. Но если некто поднялся на такой уровень, что Всевышний, исследуя его сердце, свидетельствует о его праведности, то, на первый взгляд, ему не о чем беспокоиться перед Судом. Однако если мы изучим этот вопрос более внимательно, то станет ясно, что и столь совершенный человек не может сказать о себе: «Я несомненно буду оправдан в Суде!»

Говорится в Священном Писании: «И наступил день, и пришли сыновья Б-га предстать перед Г-сподом, и пришел также Сатан вместе с ними»[31]. В тот день был Рош Ашана, и Сатан обвинял людей. Молвил Всевышний: «Обратил ли ты внимание на раба Моего – Ийова, ведь нет подобного ему на земле, человек непорочный и справедливый, трепещущий перед Б-гом и удаляющийся от зла»[32]. Писание восхваляет Ийова больше, чем Авраама. Об Аврааме сказано: «…теперь Я знаю, что ты трепещешь перед Б-гом…»[33] Но о Ийове говорится: «…непорочный и справедливый, трепещущий перед Б-гом и удаляющийся от зла»[34]. Великое сказано о Ийове – он взошел на высшие ступени совершенства, которых не достиг даже наш праотец Авраам. И все же Сатан нашел, в чем его обвинить: «И отвечал Сатан Г-споду, и сказал: разве даром трепещет он перед Б-гом? Ведь Ты оберегаешь его и дом его, и все, что есть у него. Ты благословил деяние его рук, и его имущество распространилось по земле! Но вот простри на него руку Свою и коснись всего, что принадлежит ему, не станет ли он хулить Тебя перед лицом Твоим?»[35]

Сатан признает, что в нынешнем положении у Ийова нет ни малейшего изъяна, но что произойдет, если ситуация изменится до противоположной крайности, когда его благополучие прекратится, ведь по словам Сатана от этого и зависел его высочайший уровень: «Ведь Ты оберегаешь его и дом его…»[36] Ийов служил Всевышнему из любви, и все же Сатан обвинил его. И Б-г послал Ийову тяжелейшее испытание: этот праведник лишился всего своего имущества, погибли его сыновья и дочери: «И сказал: нагим я вышел из чрева матери моей и нагим возвращусь туда… Г-сподь дал и Г-сподь взял. Да будет имя Г-спода благословлено!»[37]

Внезапно вся жизнь Ийова изменилась самым непостижимым образом. Всевышний дал ему почувствовать в нижнем мире вкус Грядущего мира, о котором сказано: «Вот, наступают дни, – сказал Г-сподь, – и соприкоснутся пахота и жатва, сбор винограда с посевом, а горы будут источать сок и все холмы растают...»[38] Насколько тяжелое испытание было ниспослано Ийову: переход от благополучия Грядущего мира к обездоленности в этом мире, чтобы посмотреть, устоит ли он в своей праведности, не падет ли с высочайшей ступени.

И на второй день Рош Ашана Сатан снова стал обвинять его: «Но простри руку Свою и коснись костей его и плоти его, не станет ли он хулить Тебя перед лицом Твоим?»[39] И хотя Ийов выдержал предыдущее испытание, потеряв состояние, подобное богатству Грядущего мира, лишившись сыновей и дочерей, он все же не согрешил и не стал сетовать на Б-га. И тогда ему было ниспослано новое тяжкое испытание – физические страдания, от которых душа хотела расстаться с телом: «И сказал Г-сподь Сатану: вот он в руке твоей, только душу его не тронь»[40]. Разбей кувшин, а вино в нем сохрани – дай ему такие страдания, которые не в силах вынести человек. Таким испытаниям подвергся Ийов, праведник, о котором Сам Всевышний свидетельствовал, что его духовный уровень был выше ступени нашего праотца Авраама; и все это произошло только из-за обвинений Сатана.

Творец судит человека не только согласно тому, каков он сейчас. В Небесном Суде учитывают и все, к чему людей могут привести любые, даже самые разительные перемены в их жизни. Действительно, Тора сообщает нам, что человека судят в соответствии с его настоящим положением, однако принимают во внимание и все, что может произойти с ним в будущем. Стоит ли он на своей духовной ступени настолько прочно, что никакие изменения внешних условий не смогут его поколебать, – даже если жизнь, подобная Грядущему миру, сменится страшной нищетой и жуткими страданиями. А теперь мы должны понять, что Всевышний объединяет эти два аспекта Небесного суда: «Он создал вместе их сердца, постигает все их деяния...»[41], «Я – Г-сподь, прозревающий сердце, испытывающий сокрытое в человеке, чтобы воздать каждому по поступкам его, по плодам деяний его»[42].

И, наконец, если человек оказывается совершенным и в нем нет ни малейшего изъяна, его судят не по его нынешнему состоянию, а исходя из всех возможных обстоятельств, способных вызвать в нем какие-либо внутренние изменения. И только так мы можем получить некоторое представление о недосягаемой для человека глубине Б-жественного Суда.

20. Жизнь[43]

«В Рош Ашана все пришедшие в мир проходят перед Ним, подобно овцам» (Рош Ашана 16а). «В тот самый день, когда был сотворен Первый человек, он предстал перед судом Всевышнего за то, что вкусил от Древа Познания добра и зла. И Г-сподь сказал ему: как ты предстал передо Мной на Суде и вышел от Меня оправданным, так в будущем твои потомки предстанут передо Мной в Суде и выйдут оправданными» (Мидраш Рабба, Ваикра, гл. 29).

Первый человек трепетал перед глубиной Суда за небольшой проступок, легчайший из легких, неразличимый даже для ангелов служения. Ведь после вынесения ему приговора ангелы спросили Всевышнего: «Почему Ты наказал смертью Первого человека?» Они не понимали, в чем его вина. И даже после того, как Источник милости и милосердия приговорил его к смерти, они по-прежнему не могли постичь недостатка в его поступке. Грех Адама привел к невероятному перевороту в мире: «Если прежде он наполнял мир от края до края, то теперь умещается в тени кроны дерева»[44].

Адам претерпел безмерно глубокое падение, принес в мир смерть – и как же Творение могло продолжить свое существование? Однако Всевышний пообещал ему: «Как ты предстал передо Мной на Суде и вышел от Меня оправданным, так в будущем твои потомки предстанут передо Мной в Суде и выйдут оправданными»[45]. Но о каком оправдании здесь идет речь? Ведь он пал с недосягаемых высот в глубочайшие бездны, получил проклятие сам и навлек его на все мироздание!

Избранному творению, созданному для наслаждения сиянием Б-жественного присутствия без всяких завес, отделяющих его от Г-спода, было предназначено вечно и непрерывно подниматься в небесные выси. А теперь Первый человек отдалился от Б-га сразу во многих отношениях: «После греха Адама Б-жественное присутствие покинуло землю и поднялось в Высшие Небеса»[46]. Человек лишился своей вечной формы и обрел другую, претерпел ограничение, и отныне ему на жизнь отведены лишь считанные годы.

Разве это результат милости и оправдания? У нас не хватит слов, чтобы описать глубину падения человека из высших миров и тяжесть вынесенного ему приговора. Однако даже после всего этого в нем сохранилась удивительная сила, с помощью которой он способен исправить испорченное своим грехом, выпрямить искривленное, облечься в свою истинную духовную форму без ограничений и уменьшения роста. Он может вернуться к прежней мощи и возвысить себя и весь мир. А раз в нем есть столь удивительная сила, значит, сохранив жизнь, он вышел оправданным на Суде. Ему была предоставлена возможность исправить искаженное, подняться на тот же уровень, на котором он стоял до греха, – право на жизнь – это и есть его оправдание.

И Первый человек действительно исправил все мироздание... Он пожертвовал семьдесят лет своей жизни его потомку – царю Давиду, от которого произойдет праведный Машиах и завершит окончательное исправление всего мира как в материальном, так и в духовном. И вот что мы из этого выводим: пока в человеке есть дух жизни, он может полагаться на Б-га.

Счастье человека – это его жизнь, и нет границ и пределов открытым перед ним возможностям. Выйти из суда оправданным – означает сохранить жизнь. И все молитвы в Рош Ашана – это просьбы о жизни. Мудрецы даже установили в этот праздник дополнение к трем первым благословениям, поскольку тогда перед Б-гом открыты Книги живых и Книги мертвых, это – время смертельной опасности, ради избавления от которой мудрецы решили поместить в молитву прославление Б-га с просьбой о жизни.

Но нам необходимо знать, что даже если человек проживет тысячу лет, но забудет свою цель и долг, то ни к чему не придет. Жизнь сама по себе не имеет смысла, если не извлечь из нее необходимой пользы – исправления греха, восполнения недостающего и духовного возвышения. Злодеи при жизни названы мертвыми. И не только те, кто погрузились в бездну грехов и преступлений. Даже если человек почти безупречен, и лишь легкий изъян кроется в его поступках, – он мертвый злодей.

Царь Цидкиягу был столь велик, что только ради него Всевышний не возвратил мир в изначальный хаос, не стер всю его форму[47]. И вот, в этом праведнике, основе мира, возник небольшой недостаток, когда он поступил не по Закону и не исполнил клятвы, данной нечестивому Невухаднецару[48]. И хотя Сангедрин освободил царя Цидкиягу от его клятвы, все же при этом было допущено существенное нарушение: снять клятву можно только в присутствии того, кому она была дана[49]. И за нарушение этого легчайшего запрета праведный царь был назван мертвым злодеем. Это и есть мера греха, из-за которой человек теряет жизнь.

Мы должны подвести итог прошедшему году, понять, насколько мы исправили свои духовные качества и воззрения, осознать, воспользовались ли бесценным сокровищем – жизнью – для того, чтобы подниматься выше по пути живых? А может быть, упаси Б-г, мы лишь приумножили грех и в нас еще глубже укоренился порок? Мы должны провести эти расчеты, исправить и восполнить прошедший год. Ведь за легчайший грех, за малейший изъян такой праведник, как царь Цидкиягу, был назван мертвым злодеем.

Качество Милосердия Всевышнего превышает свойство Его Суда по меньшей мере в пятьсот раз[50] – исправив свои поступки, мертвый злодей превращается в живого праведника и сможет обрести на Суде заслуги для себя и для всего мира, и удостоится благословения. 

21. Милосердие – выражение веры[51]

«Сказал рабби Йеуда: каждый, кто не совершает добрых дел, отвергает Б-га» (Мидраш Рабба, Коэлет, гл. 7).

Многие главы Торы посвящены милосердию Авраама: добрым делам, которые он содеял для людей. Б-жественное Учение рассказывает об этом в мельчайших подробностях, детально описывая его поступки: «И явился ему Г-сподь в дубравах Мамре… И возвел он глаза свои и увидел: и вот три человека предстали над ним, и он увидел и побежал им навстречу… И он сказал: господа мои, если я обрел милость в глазах твоих, не пройди мимо раба твоего. Пусть возьмут немного воды, и омойте ваши ноги и прислонитесь под деревом…»[52] Подробный рассказ о том, как наш праотец Авраам принимал гостей, – это главы Торы! И если в свитке Торы будет недоставать хотя бы одной буквы, он является некашерным. Каждая буква необходима для полноты Б-жественного Учения, и если даже одной из них не хватает в описании гостеприимства нашего праотца Авраама, весь свиток будет непригодным для чтения.

Повествует Талмуд: «Одной буквой сотворен мир: «Вот происхождение Небес и земли при их сотворении…»[53] – Буквой «ה» Он сотворил их»[54]. Всего лишь одной буквой были сотворены Небеса и земля! А о милосердии Авраама не буква написана и не несколько букв, не стих и не несколько стихов, а целые главы! Каждая буква необходима для совершенства свитка Торы. И с каждым ее кончиком связано огромное число законов, в них сокрыты великие тайны! Ведь множество законов шаббата, праздников и пользования святыней основаны на считанных стихах, а освобождение от обетов вообще «парит в воздухе»[55] – нет стиха в Торе, из которого оно выводится, – а ведь это важнейший вопрос Галахи.

И мы будем поражены, когда изучим повествование Торы об Аврааме и обнаружим, что в основном речь идет о его милосердии, а о его вере и постижении Б-га почти ничего не сказано. Уже в трехлетнем возрасте Авраам пришел к выводу, что у мира есть Творец: «Г-сподь есть Б-г, нет другого, кроме Него»[56]. Авраам был совершенно одинок в этом мире; он – на одной стороне, а весь мир объединился против него. Его преследовали, судили и предали сожжению в огненной печи. Наш праотец распространял в мире Тору, «делал души»[57], объяснял творениям, что Б-г – один и един и у Него нет ни образа, ни тела. Он обучил человечество 400-ам главам трактата о запрете на идолопоклонство, разрушил и опроверг бессмысленные верования в истуканов, направлял и наставлял их на пути истины. Но все эти размышления и деяния не приводятся в Торе.

Отсюда следует непременный вывод: величие Авраама мы должны постичь именно из его милосердия: «Ты – Г-сподь, Б-г, Который избрал Аврама и вывел его из Ура Касдимского, и дал ему имя Авраам. И Ты нашел его сердце верным перед Тобой и заключил с ним Завет…»[58] Милосердие Авраама отражает его величие и возвышенность, веру отца всех верующих, его постижение Б-га, к которому он пришел еще в возрасте трех лет. Повествование Торы о милосердии Авраама – это и есть главы о совершенстве его веры и знания Б-га. Ведь мы не можем постичь сущность Творца, а только имеем некоторое представление о Его путях, раскрывающих суть истинного милосердия. Всевышний сотворил мир ради блага творений: «И мир милосердием будет отстроен…»[59] Он управляет миром через милосердие: «Все стези Г-спода – милосердие и истина для хранящих Его Завет и свидетельства»[60].

Моше попросил Г-спода: «Покажи мне, прошу, славу Твою…»[61] и получил ответ: «Ты не сможешь увидеть Мое лицо, ибо не может увидеть Меня человек и остаться в живых…»[62] Но «Я проведу все благо Мое перед тобой…»[63] Человек может постичь только доброту Всевышнего. «И прошел Г-сподь перед его лицом, и (Моше) воззвал: Г-сподь, Г-сподь, Б-г милосердный и милостивый, долготерпеливый и великий милостью и истиной. Хранит милость для тысяч, прощает вину и преступление, и грех…»[64] Это – Тринадцать, раскрытых перед Моше принципов милосердия, посредством которых Творец управляет миром. В них – незыблемая доброта и милосердие Б-га, ничем не ограниченные и вечные.

«Г-сподь, Г-сподь...»[65] – наши мудрецы сказали, что означает это повторение Б-жественного имени: «Творец милосерден к человеку до совершения им греха и после его греха и раскаяния…»[66] Давайте попробуем понять, как милосердие Б-га проявилось в создании мира и человека. Ведь не для Себя Он сотворил этот мир, Он не нуждается в творениях. Он – «Властелин мира, Который царствовал прежде, чем все созданное было сотворено…»[67] Для чего же Он создал мир со всем его наполняющим? – Для того, чтобы даровать людям добро! Всевышний все сотворил для человека: Небеса, землю и все, что в них, высшие и нижние миры, создания, обитающие наверху и внизу, Небесное воинство, высших ангелов служения… И об этом сказано: «И немногим Ты умалил его перед Б-гом, славой и великолепием увенчал его. Ты позволил ему властвовать над делами Твоих рук, все положил к его ногам»[68].

Человек возвышается и властвует над мирозданием, в котором все сотворено, чтобы служить ему. Он управляет не только миром и творениями в том виде, в котором они оказались после греха Адама, когда были прокляты и претерпели материализацию, а сам человек, ради которого все они были сотворены, невероятно пал и уменьшился, – но даже такими, какими они были до греха, во всем их величии и силе, славе и великолепии. «Сказал рабби Ицхак бар Морион: «Вот происхождение Небес и земли при сотворении их…»[69] – Их прославляет Творец – кто опорочит их? Их восхваляет Творец – кто найдет в них изъян? Они прекрасны и достойны восхищения, как сказано: «Вот происхождение Небес и земли при сотворении их…»[70]»[71].

Мир, полный наслаждений и радостей, изобилия добра и милосердия, пользы и удовольствия, был сотворен ради Первого человека – венца творения, до совершения им греха, когда он наполнял собой весь мир от края до края и был способен принять все наслаждения, удовольствия и пользу, радоваться всему прекрасному, что Б-г создал в этом мире. Более того, Всевышний приготовил весь этот прекрасный мир до сотворения человека накануне шаббата, чтобы он сразу же мог приступить к трапезе. Это подобно тому, как если бы земной царь выстроил дворец, украсил его, приготовил трапезу и лишь затем пригласил гостей. Писание говорит об этом: «Мудрость выстроила свой дом, вытесала семь столбов…»[72] – это семь дней Творения, – «Приготовила мясо, подала вино и накрыла стол – это моря, реки и все, что необходимо миру, – и послала служанок пригласить Адама и Хаву»[73].

О милосердии Б-га мы говорим: «Кто рассек Красное море на части, ибо вечна милость Его»[74]. Всевышний разделил воды моря перед народом Израиля, который Он вывел из Египта, – это Его великое милосердие: «Вечна милость Его». Шестьсот тысяч мужчин, женщины, дети, а также присоединившиеся к ним при Исходе из Египта прошли посуху через море, уповая на милосердие Б-га и на Его обещание вызволить их из порабощения. А при сотворении мира ради всего лишь одного человека Всевышний произнес: «Да соберутся воды под Небесами в одно место и да появится суша»[75]. И это – лишь одно из бесчисленных проявлений Б-жественного милосердия при сотворении мира, создании вселенной и всех ее обитателей, порядка мироздания, покоящегося на фундаменте милосердия. И все это было содеяно ради одного человека! Поэтому все мы обязаны понять: «Мир сотворен для меня!»[76] Мир создан для каждого, чтобы он наслаждался милосердием Г-спода, наполняющим все мироздание!

А как велико Б-жественное милосердие, воплощенное в создании человека! Всевышний сотворил его «по Своему образу», высшим над всеми созданиями, более великим, чем ангелы, и чрезвычайно мудрым. «Сказал рав Аха: когда Всевышний намеревался сотворить человека, Он советовался с небесными ангелами: «Создадим человека…»[77] Они спросили: «Какова его природа?» И Б-г ответил: «Он будет превосходить вас своей мудростью!» Творец привел к ангелам зверей и птиц и спросил их о каждом: «Каково его название?» И они не знали, что ответить. Тогда Он провел их перед Адамом, и тот назвал каждое: «Это – бык, это – осел…»»[78]. Первому человеку была открыта суть всех творений, он охватывал взглядом все мироздание от края до края и понимал сущность каждой его составляющей. Он видел, как они влияют друг на друга и осознавал, что отсутствие даже мельчайшей из них привело бы к изъяну во всем мире.

Адам постиг совершенство мироздания и на основе этого дал имена всему живому. Имя указывает на суть творения и на его особые свойства. И этой великой мудрости удостоился человек. Всевышний провел Свои создания перед ангелами, и оказалось, что им не ведома мудрость, одаривающая огромным наслаждением и радостью. А ведь она – только одна ступень на лестнице постижения, и человек с самого своего сотворения удостоился ее понять. И благодаря этим способностям он продолжал подниматься в своих познаниях, и каждую минуту рос и возвышался.

Его размеры простирались от края мира до края. Всевышний одарил Первого человека таким величием и вознесенностью, что ангелы ошиблись и решили провозгласить перед ним: «Свят!»… Они не видели пределов его величия и не осознавали, что он – одно из творений. И вот, этого человека Всевышний поместил в Ган Эден – источник всех наслаждений: «Хлеб великих ел человек – пищу ангелов служения»[79]. Ангелы «жарили ему мясо», и он возвышался от одного уровня познания к другому, поднимался по ступеням вечности и бесконечно наслаждался.

Но и этим не исчерпывается милосердие Г-спода к людям. Он даровал им бесценное сокровище – свободу выбора между добром и злом. Ведь во всех дарах, наслаждениях и радостях человек ощущал привкус «хлеба стыда», поскольку не заслужил их своим трудом. И поэтому ему была дана чудесная свобода выбора между добром и злом, и если он избирал добро, то получал за это награду.

Как велико и безгранично Б-жественное милосердие к человеку! Всевышний хотел даровать ему благо отведать от наслаждений, превышающих все возможности нашего восприятия, в которых нет и тени изъяна, и дал ему особую милость – свободу выбора. В силах человека было предпочесть зло, низвести себя и все мироздание до самого низкого уровня, пасть в глубочайшую бездну, превратить добро в зло, а Ган Эден – в Геином: «О каждом человеке, грубом духом, сказал Всевышний, благословен Он: Я и он не можем ужиться вместе в одном мире, как сказано: «Заносчивого глазами и надменного сердцем Я не потерплю»[80]»[81]. Почему же ему была дана такая сила? – Чтобы приумножить его наслаждение и дать почувствовать, что он получает заслуженную награду за совершенные им хорошие поступки, избрав добро по своей воле.

И если такое благо для человека мы находим только в первом из Тринадцати свойств милосердия, то как же неохватно милосердие Б-га, коренящееся в остальных двенадцати качествах?! Второе из них содержит в себе милосердие Б-га уже после того, как человек согрешил. Не будь этого свойства милосердия, даже если бы он всецело вернулся к Б-гу, подобно раскаянию Первого человека, который постился сто тридцать лет и выносил страдания Геинома, когда был изгнан из Ган Эдена, – все же его раскаяние не было бы принято: согрешивший потерял бы право на существование.

«Спросили мудрость: «Каково наказание грешнику?» Она ответила: «Грешников да преследует зло…»[82] Спросили пророчество: «Каково наказание грешнику?» Оно ответило: «Душа согрешившая да умрет…»[83] Спросили Тору: «Каково наказание грешнику?» Она ответила: «Пусть принесет Повинную жертву – и его грех будет искуплен…» Спросили Святого, благословен Он: «Каково наказание грешнику?» Он ответил: «Пусть раскается – и его грех будет прощен». Об этом сказано в Теилим: «Добр и справедлив Г-сподь, поэтому указывает грешникам путь»[84]. Г-сподь наставляет грешников на путь раскаяния»[85].

Изначально раскаянию не было места в мироздании, но даже после того, как человек добро превратил в зло, исказил и извратил Творение, принизил себя, отказавшись распознать милосердие Б-га, заключенное в первом из Тринадцати качеств, Всевышний в Своей великой милости все равно не оставил человека: «Не прощает Г-сподь душе грех ее, но думает о том, чтобы не был отторгнут от Него отверженный»[86]. Всевышний принимает его раскаяние. Он милосерден даже после того, как человек согрешил и раскаялся. И во всех остальных свойствах присутствует бесконечное милосердие Б-га, превышающее вечность, заключенную в предыдущих свойствах: «Милости Г-спода не истощились, милосердие Его не иссякло»[87]. Нет конца и предела Его милосердию: «А милосердие Г-спода во веки веков для трепещущих перед Ним, и Его справедливость – для сынов сыновей»[88].

В возрасте трех лет Авраам постиг Творца мира, и это знание со временем становилось все более совершенным, постоянно и непрерывно возвышалось и очищалось. Наш праотец увидел, постиг и охватил милосердие Всевышнего, заключенное в сотворении мира и проявляющееся в поддержании его существования. Суть мироздания – милосердие, возможность постижения и движения ввысь по ступеням мудрости – тоже милосердие. Оно является ключом, отпирающим врата, переданным в руки человека, в силах которого – возвыситься самому и своим милосердием вознести все мироздание до безграничных высот. Ибо в Творении нет ничего, кроме милосердия, а человеку следует уподобиться своему Творцу.

И так Авраам возвышался и совершенствовал свое милосердие благодаря постижению путей Всевышнего. Увеличивалось его знание, крепла вера и изменялись его деяния, переплетенные и соединенные с мирозданием. Вера и постижение – это начало, а деяние милосердия – завершение. Вера – это форма, а деяния – ее выражение. Авраам не удерживал знание о вере в своем сердце, а распространял его свет во всем мире. И когда Всевышний раскалил мир, как Геином, Авраам не смог заключить в оковы и удержать в себе свою веру, его душа жаждала творить милосердие, он сидел у входа в шатер опечаленный. И когда он увидел гостей, то «побежал им навстречу», он ринулся в Геином, чтобы совершить добро. И он ничего не изменил в принятом порядке действий: «Пусть возьмут немного воды, и омойте ваши ноги…»[89] Авраам не упустил ни одного из проявлений уважения и удовольствий, которыми мог наделить своих гостей, невзирая на боль от раны и страдания от жары Геинома. Все эти поступки были выражением веры отца всех верующих, которая сама была подобна раскаленной печи и поборола огонь печи Касдим. И на каждой следующей ступени лестницы веры Авраам ощущал новую жажду, которая утолялась еще более великими деяниями милосердия. И как нет конца и края вере и постижению Б-га, так нет границ и пределов милосердию. Над высоким – еще более высокое, над возвышенным – еще более возвышенное, и так до бесконечности.

Вот главы Торы, повествующие о милосердии Авраама: их форма – совершенство его веры, а его поступки – выражение и воплощение его воззрений. И чем выше он поднимался по ступеням веры и познания Б-га, тем совершеннее творил добро. И тот, кто так не поступает, отвергает Самого Б-га. Грешник, не оказывающий милосердия, не только является жестоким злодеем – он отрицает Б-га: «Сказал негодяй в сердце своем: нет Б-га»[90]. Вера каждого человека проявляется в его милосердии!

 

[1] Это выступление Сабы из Слободки издали рав Айзик Шер, благословенной памяти, и рав Авраам Гродзенский, да отомстит Всевышний за его кровь, в «Ор Ацефен».

[2] Теилим 33:15.

[3] Берешит 6:13.

[4] Мидраш Рабба, гл. Берешит.

[5] Берешит 6:13.

[6] Берешит 43:14.

[7] Мидраш Танхума, гл. Толдот.

[8] Берешит 42:38.

[9] Ошеа 12:3-4.

[10] Мидраш Танхума, гл. Толдот.

[11] Молитва Слихот.

[12] Берешит 25:26.

[13] Ирмеягу 17:10.

[14] Теилим 1:1.

[15] Судьи 16:25.

[16] Теилим 1:1.

[17] Там же.

[18] Ирмеягу 17:10.

[19] Теилим 33:15.

[20] Шмуэль (I) 16:6.

[21] Там же.

[22] Шмуэль (I) 16:7.

[23] Шмуэль (I) 17: 28.

[24] Шмуэль (I) 16:8.

[25] Шмуэль (I) 16:7.

[26] Раши, там же.

[27] Раши, Псахим 66б.

[28] В действительности царь Давид пришел в стан царя Шауля, подвергая смертельной опасности свою жизнь, чтобы сразиться с Голиафом и спасти народ Израиля от филистимлян. Однако недостаток гневливости, сокрытый в глубине души Элиава, не позволил ему увидеть истину. – Примечание редактора.

[29] Шмуэль (I) 16:7.

[30] Ирмеягу 17:10.

[31] Ийов 1:6.

[32] Ийов 1:8.

[33] Берешит 22:12.

[34] Ийов 1:8.

[35] Ийов 1:9-11.

[36] Там же.

[37] Ийов 1:21.

[38] Амос 9:13.

[39] Ийов 2:5.

[40] Ийов 2:6.

[41] Теилим 33:15.

[42] Ирмеягу 17:10.

[43] Это выступление Сабы из Слободки издали рав Айзик Шер, благословенной памяти, и рав Авраам Гродзенский, да отомстит Всевышний за его кровь, в «Ор Ацефен».

[44] Мидраш Рабба, гл. Берешит.

[45] Мидраш Рабба, Ваикра, гл. 29.

[46] Там же.

[47] См. Сангедрин 103а.

[48] См. Недарим 65а. Талмуд повествует о том, что, находясь в Вавилоне, царь Цидкиягу оказался свидетелем того, как Невухаднецар съел только что растерзанного кролика. Царь Иудеи был вынужден дать клятву правителю Вавилона, что не разгласит увиденного. Однако с течением времени ему стало тяжело хранить эту тайну, и он попросил Сангедрин освободить его от клятвы и огласил увиденное. Невухаднецару стало известно, что его осмеивают и позорят в Иудее, и это в конечном итоге стало поводом для начала войны и привело к разрушению Иерусалимского Храма. – Примечание редактора.

[49] См. Гитин 35а.

[50] См. Макот 23а. «Качество Милосердия Всевышнего превышает свойство Его Суда по меньшей мере в пятьсот раз, поскольку о свойстве суда сказано: «Я – Г-сподь, Б-г твой, Б-г ревностный, вспоминаю грех отцов сыновьям в третьем и четвертом (поколении) ненавидящих Меня» (Шмот 20:5), а о качестве милосердия говорится: «И оказываю милость тысячам любящих Меня и соблюдающих заповеди Мои» (Шмот 20:6). Соотношение даже двух тысяч (минимального количества тысяч) к четырем равно пятистам».

[51] Это выступление Сабы из Слободки издали рав Айзик Шер, благословенной памяти, и рав Авраам Гродзенский, да отомстит Всевышний за его кровь, в «Ор Ацефен».

[52] Берешит 18:2-4.

[53] Берешит 2:4.

[54] Менахот 29:2.

[55] Хагига 10а.

[56] Дварим 4:35.

[57] См. Берешит 12:5.

[58] Нехемия 9:7-8.

[59] Теилим 89:3.

[60] Теилим 25:10.

[61] Шмот 33:18.

[62] Шмот 33:20.

[63] Шмот 33:19.

[64] Шмот 34:6.

[65] Шмот 34:6.

[66] Рош Ашана 17б.

[67] Утренние благословения.

[68] Теилим 8:6-7.

[69] Берешит 2:4.

[70] Берешит 2:4.

[71] Мидраш Рабба, Берешит, гл. 12.

[72] Мишлей 9:1.

[73] Сангедрин 38а.

[74] Теилим 136:13.

[75] Берешит 1:9.

[76] Сангедрин 37а.

[77] Берешит 1:26.

[78] Мидраш Рабба, Берешит, гл. 17.

[79] Йома 75б.

[80] Теилим 101:5.

[81] Сота 5а.

[82] Мишлей 13:21.

[83] Йехезкель 18:20.

[84] Теилим 25:8.

[85] Ялкут Шимони, Теилим, гл. 25.

[86] Шмуэль (II) 14:14.

[87] Эйха 3:22.

[88] Теилим 103:17.

[89] Берешит 18:4.

[90] Теилим 14:1.