Октябрь 2020 / Хешван 5781

Биография ч. 1

Рав Натан Цви Финкель – Саба из Слободки[1]  

Рав Натан Цви Финкель (1849-1927 гг.), широко известный в народе Израиля как Саба (Дедушка) из Слободки[2], относился к третьему поколению учителей Мусара. Он считал своим раввином рава Симху Зисселя Бройде[3] – Сабу из Кельма[4] – ближайшего ученика основателя Учения Мусар[5] рава Исраэля Липкина (Салантера)[6]. Рав Финкель был также тесно связан с величайшими мудрецами Мусара – равом Ицхаком Блазером и равом Нафтали Амстердамом. Рав Натан Цви всей душой воспринял Учение Мусар, что изменило его сущность и возвысило до образа «человека Мусара». После ухода из этого мира учеников рава Исраэля Салантера он остался духовным наследником Учения Мусар и очень многое сделал для его распространения на всей земле. Его имя не сразу стало широко известно, поскольку он всегда избегал публичности, но лучи его влияния пробивались далеко за стены Дома Учения в Слободке. На протяжении более пятидесяти лет он возглавлял систему ешив на территории Литвы, Белоруссии и Польши.

Рав Натан Цви родился в 1849 г. в местечке Райсен (Расейняй) Ковенской губернии Российской империи в семье уважаемого члена общины рава Моше Финкеля. В детские годы раввина умерли его родители, и он переехал к дяде в Вильну. Практически ничего не известно о детстве и юности рава Натана Цви, поскольку сам он об этом никогда не распространялся и не осталось никого, кто мог бы пролить свет на этот период жизни великого учителя. Мы лишь знаем, что с детских пор он отличался уникальными способностями и уже в пятнадцатилетнем возрасте был известен как великий знаток Талмуда. Слух о его мудрости дошел до небольшого городка Кельм, и рав Меир Башис – зять бывшего раввина Кельма рава Элиэзера Гутмана – выдал за него замуж свою дочь.

Встреча с Сабой из Кельма

После свадьбы рав Натан Цви поселился в Кельме. Он жил в доме родителей жены, которые заботились о потребностях молодой семьи, как в те дни было широко принято в еврейских общинах черты оседлости Восточной Европы. Рав Натан Цви очень скоро стал известен в местечке, благодаря своим глубочайшим знаниям Торы. Он отличался ясностью мысли и ораторскими способностями и время от времени посещал окружающие деревни, где давал уроки, основанные на глубоком анализе Талмуда и Галахи. Однажды он оказался в своем родном городке Райсене, раввином которого в те дни был рав Александр Моше Лапидот – близкий ученик рава Исраэля Салантера. Раввин услышал выступление рава Натана Цви и был впечатлен его выдающимися способностями и возвышенными качествами души. Он отправил письмо раву Симхе Зисселю в Кельм и попросил принять талантливого молодого человека в число его учеников и помочь ему обрести путь утонченного служения Небесам. Рав Финкель был незамедлительно приглашен к Сабе из Кельма, и эта встреча навсегда изменила его жизнь и историю народа Израиля.

Рав Натан Цви был настолько потрясен возвышенным образом рава Симхи Зисселя и его видением картины мира, что в кратчайшее время стал совершенно другим человеком. На него столь сильно повлияло первое же услышанное им выступление Сабы из Кельма, посвященное величию человека, что он не мог заснуть всю ночь и слезы непрерывно струились из его глаз. В тот же день он принял твердое решение посвятить свою жизнь Мусару – мудрости трепета перед Небесами – и с тех пор считал рава Симху Зисселя своим учителем и раввином. Избрав новый для себя путь, он прилагал все силы для развития себя как человека Торы и способствовал распространению Учения Мусар во всем мире.

В те времена в Кельме была небольшая группа молодых людей, изучавших Талмуд под руководством раввина города рава Элиэзера Гордона, который в дальнейшем стал раввином и главой ешивы города Тельз (Тяльшяй). Встреча с Сабой из Кельма столь сильно повлияла на рава Натана Цви, что он выступил с пламенным обращением к своим товарищам, призывая их к изучению Торы в духе Мусара. Его слова их чрезвычайно впечатлили и стали руководством к действию.

Начало деятельности раввина

Выдающиеся ораторские способности и духовное влияние рава Финкеля не остались незамеченными Сабой из Кельма, и, несмотря на юный возраст ученика, которому тогда исполнилось лишь двадцать лет, учитель назначил его своим помощником по развитию новой системы образования, которую в те дни он начал вводить в Кельме. Рав Симха Зиссель возглавлял Дом Учения для молодежи, слава о высоком уровне обучения и возвышенном трепетном служении в котором распространилась по всему миру. Рав Натан Цви принял участие в управлении этим учебным заведением, где и раскрылись его уникальные педагогические способности. Он привел много новых учеников к своему учителю и после закрытия Дома Учения в Кельме последовал за ним в Гробин (Латвия), став его ближайшим помощником в руководстве основанной там гимназии[7].

Рав Натан Цви был непосредственно знаком с еврейской жизнью в Литве и видел, что хотя синагоги и дома молитвы во множестве городков и местечек полны молодыми людьми, все свое свободное время занятыми глубоким изучением Торы, все же имели место и определенные недостатки. Нередко некому было им помочь в учебе и оказать необходимую поддержку. Талантливые молодые люди, сердца которых стремились к изучению Торы, зачастую не могли найти для себя подходящего места и соответствующих их уровню знаний учителей. На территории сегодняшней Литвы в то время вообще не было ни одной ешивы. Непросто было найти раввина, способного передать ученикам глубокое знание Талмуда и уникальное еврейское мировоззрение, ведущее к трепетному служению Небесам. К тому же условия жизни людей, посвятивших себя изучению Торы, были ужасны. Они ночевали в синагогах на деревянных скамьях, были одеты в лохмотья и каждый день, согласно установленной очередности, ходили за пищей в разные дома, хозяева которых и сами жили в нищете. Такое положение учащихся было «унижением Торы» и требовало кардинального изменения.

Движение Мусар в Литве

В те дни существовали ешивы Воложин и Мир, но они были единственными Оазисами Знания во всей бескрайней России, где проживали шесть миллионов евреев. Рав Натан Цви видел необходимость в основании других ешив, однако считал, что изучение Торы в них должно быть наполнено духом Мусара. Предназначением этих ешив он считал подготовку мудрецов Торы, великих в знании, трепете перед Небесами, отличающихся возвышенными качествами души и утонченностью служения, согласно пути основателя Учения Мусар рава Исраэля Салантера.

В 1877 г. рав Салантер открыл в Ковно (Каунас) Дом Учения совершенно нового типа, что привело к распространению служения в духе Мусара во всем мире. Этот Шатер Торы возник благодаря инициативе одного богобоязненного еврея из города Йонишек (Йонишкис) – рава Элиэзера Якова Ховеса. В то время в Берлине проживал праведный состоятельный молодой предприниматель Овадья Лахман, близким другом которого был брат рава Элиэзера Якова – рав Йосеф Хаим. Не имея средств на дорожные расходы, рав Элиэзер Яков пешком отправился в Берлин, где вместе со своим братом обратился к этому меценату с просьбой оказать поддержку изучению Торы в Литве. Овадья Лахман анонимно пожертвовал на эти цели десять тысяч рублей в качестве основного фонда и принял на себя обязательство оказывать ежегодную помощь в размере тысячи рублей.

Рав Салантер решил воспользоваться этими средствами для создания «Колеля Ковно», чтобы поддержать талантливых юношей, посвятивших свою жизнь изучению Торы, и дать им возможность учиться, не испытывая забот о материальных нуждах своих семей. Он считал, что это особое учебное заведение должен возглавить великий мудрец Торы. И поскольку сам он тогда переехал в Мемель (Клайпеда) и занимался распространением Учения Мусар в Германии, то направил рава Элиэзера Якова к своему близкому ученику раву Александру Моше Лапидоту – раввину Райсена (Расейняй) – с просьбой возглавить это начинание. Рав Александр Моше передал это предложение одному из самых больших авторитетов Торы в своем поколении, раву Ицхаку Эльханану Спектору, который с 1864 г. был главным раввином Ковно.

Тем временем рав Элиэзер Яков обратился к своему родственнику раву Натану Цви Финкелю, и вместе они начали практическую реализацию этого плана. Они выбрали десять молодых людей – величайших знатоков Торы – и собрали их для учебы в одном из Домов Учения в Слободке, пригороде Ковно. Первыми учащимися в Колеле Ковно стали известные раввины: рав Нафтали Герц Алеви – впоследствии глава раввинского суда Яффо, рав Ицхак Мельцан из Кельма, рав Элиэзер Шулович – основатель ешивы Ломже, рав Нота Гинзбург из Василишек. Рав Нафтали Амстердам дополнил количество учащихся до десяти. Так в Литве начиналось создание царства Учения Мусар[8].

С возвращением из Санкт-Петербурга в Ковно рава Ицхака Блазера наступила новая эпоха изучения Торы в Литве. Колель расширялся и разрастался, и вскоре в нем уже учились сто двадцать человек. Этот Шатер Торы обрел повсеместную известность; самые достойные молодые люди устремились туда со всех концов страны. Среди учащихся были известные мудрецы поколения: рав Авраам Бурштейн из Таврига (Таураге), рав Цви Ма-Яфит из Волковышки (Вилкавишкис), рав Шмуэль Авигдор Фейвелзон из Плунгян (Плунге), рав Йеошуа Клецкин из Райсен (Расейняй), рав Хаим Рабинович из Мейшеда (Моседис) и многие другие. Учение рава Исраэля Салантера, передаваемое устами рава Ицхака Блазера, оказывало неизгладимое влияние на всех учеников Колеля. И хотя для уроков Мусара не было отведено особое время, его дух наполнял каждый уголок этого Шатра Торы.

В деятельности Колеля принимал активное участие рав Натан Цви Финкель, который в те времена был правой рукой рава Ицеле Петербургера. Он занимался всеми материальными и организационными вопросами «Колеля Ковно» и открывал его филиалы в других городках и местечках Литвы. Однако главной задачей его жизни стала ешива в предместье Ковно – Слободке (Вильямполе), расположенном на противоположном берегу реки Вилия (Нерис). Эта ешива вошла в историю еврейского народа и была названа «Кнессет Исраэль» в честь основателя Учения Мусар рава Исраэля Салантера. Ее основал рав Натан Цви Финкель, благодаря чему стал широко известен как Саба из Слободки. На первом этапе становления ешивы Слободка ему помогал его великий учитель рав Симха Зиссель Бройде Зив (Саба из Кельма). Рав Ицхак Блазер также много сделал для этой ешивы и оказывал ей духовную и финансовую поддержку на протяжении многих лет, вплоть до своей Алии в Землю Израиля. Ученики ешивы часто приходили в его дом, находившийся в другом предместье Ковно – Алексотасе, за словом Мусара, оживляющим душу.

Еврейская жизнь в Литве

Веяния времени конца XIX – начала XX века принесли нашему народу тяжелейшие испытания. Часть еврейской молодежи оказалась увлеченной чуждыми нашей вере идеями «просвещения» и социализма. Начался пересмотр традиционных ценностей и отход от еврейства. Тора оказалась заброшенной, и в Домах Учения и Молитвы все больше ощущалось запустение, хотя прежде они были полны евреями, всецело посвящавшими себя ее изучению, и теми, кто приходили по вечерам после тяжелого рабочего дня, чтобы провести несколько радующих душу часов в мире Талмуда, Мидраша и Галахи.

В те времена начали расти материальные запросы людей, и то, что еще совсем недавно считалось излишеством, теперь стало восприниматься как насущная потребность. Возникла тенденция к слому устоев, чуждому мышлению и желанию перемен, умерщвляющих ощущение святости Торы и любовь к Б-жественному Учению в сердцах нового поколения. Все меньше евреев оставалось в Домах Учения, чтобы в покое души радоваться изучению Знания Б-га, поскольку над ними тяжким гнетом довлели бедность и нищета. С болью в сердце они выходили за пределы Шатров Торы, чтобы изнуряющей работой добывать самое необходимое для своих семей. И откуда было взяться мудрости, и к чему все это могло привести народ Книги? «Кто будет наставлять в знании и поможет понять услышанное…»[9]? Кто проведет глубокий анализ Талмуда, Первых комментаторов и поздних законоучителей для выяснения галахического вопроса? Кто раскроет сокрытое и укажет потомкам Яакова путь Б-га? Прошло уже две тысячи лет со времени нашего изгнания со Святой Земли, и все это время мы скитаемся от одного бедствия к другому. Народы мира предали огню Б-жественный Храм, разрушили и разграбили духовное наследие нашего народа. Но мы сохранили Святую Тору, которая защищает нас от всех жестоких декретов и страшных бедствий. На протяжении многих веков мы спасались от гибели и сохранили верность Б-жественному Учению, пылающему ярким огнем в наших сердцах.

И насколько тяжело видеть сегодня, когда мы практически не испытываем внешних трудностей, как молодые люди, увлеченные веяниями чуждых идей переустройства мира, забывают о богатейшем духовном наследии своих отцов и оставляют вечные ценности веры ради туманного и эфемерного «светлого будущего» народов мира.

Но, несмотря ни на что, рав Натан Цви не терял надежды: «Всевышний, благословен Он, обещал нам устами Своего великого пророка, что никогда не забудется свидетельство нашими потомками и удивительные события и невиданные чудеса, явленные народу Израиля, всегда будут стоять перед их глазами. Уже не раз случалось, что многие в Израиле отдалялись от Торы из-за изобилия благ или гнета несчастий. Высочайшие морские волны вздымались над нашими головами, пучины вод затягивали нас, и, казалось, нет нам спасения. Но Всевышний помнил Свой Завет, заключенный с сыновьями Яакова, и Б-жественное Учение, как восходящее солнце, с новой силой светило нам, вознося дух нашего народа, и мы освобождались от всех притеснителей и гонителей: «И всем сыновьям Израиля был свет в местах пребывания их»[10]. Открывались ешивы, и многие евреи устремлялись туда с сильнейшим желанием изучать Тору, и вера прочно укоренялась в их сердцах».

Рав Натан Цви ясно видел, что и в его дни сияние лучей Б-жественного Завета и слова пророков, как молнии, озаряют истинную реальность, окутанную тьмой и туманом. Он не сомневался, что еще засияет яркий свет Торы и зальет своими лучами чуткие сердца сыновей Израиля, верных Завету Б-га Авраама и рассеянных среди всего бескрайнего изгнания. И каждый из них приложит силы, дабы поднять из праха и водрузить над собой знамя веры. Наши глаза видят и сердца чувствуют чудеса Б-жественного Провидения, дающие нам силы для восприятия мудрости и трепета.

В чем была причина греха и многочисленных бедствий еврейского народа в эпоху Судей? – В том, что главы народа не ходили по городам и селениям Земли Израиля, чтобы обучать евреев Торе и избранный народ освятил имя Всевышнего во всем бескрайнем Творении. После завоевания и разделения Святой Земли каждый из них расположился в своем саду в тени смоковницы и виноградной лозы, пребывая в уверенности: «Мир будет душе моей». Они не видели потребности в обретении возвышенной цельности и не заботились о своем поколении, полагая, что достаточно волноваться о своей душе. В результате их постигли страшные бедствия в Гиве Биньямина, Миха воскурял благовония идолам и другие народы вторгались в их землю.

Вывод из этого очевиден для каждого поколения. Рав Натан Цви воспринял всем сердцем и определил задачей своей жизни распространение во всем мире знания Торы и трепета перед Небесами. Он желал напоить жаждущих слова Г-спода, возвеличить и освятить Его имя в Творении. Для этого он создавал Дома Учения, в которых получали знание тысячи сынов Израиля. При этом, несмотря на неустанную деятельность учителя на протяжении всей жизни, его имя не было у всех на устах – о нем слышали лишь немногие.

Как мы уже упоминали ранее, свою организаторскую деятельность рав Натан Цви начал, будучи одним из руководителей «Колеля Ковно», открытого по инициативе рава Исраэля Салантера при поддержке Овадьи Лахмана из Берлина. Он создавал филиалы этого Дома Учения во многих местах Литвы. В то же время он был машгиахом – духовным наставником ешивы для мальчиков в Слободке «Ор Ахаим», открытой равом Цви Левитаном – одним из близких учеников основателя Учения Мусар рава Исраэля Салантера. В те дни порядок учебы в ешиве еще не был четко определен, и экономическое положение было тяжелым. Следуя воззрениям рава Исраэля Салантера о значимости изучения Торы, рав Натан Цви возложил на себя задачу принципиально изменить сложившуюся ситуацию. Прежде было принято, что ученики ешив раз в день ели в различных семьях, а ночевали прямо на деревянных скамьях в синагогах. Такой образ жизни был тяжел и унизителен. Рав Исраэль говорил о том, что необходимо коренным образом изменить сложившиеся устои. В ешиве Невайзер он завел новый порядок: организовал питание для учащихся и построил общежитие. Точно так же решил действовать и рав Финкель, и с течением времени это стало принято во всех ешивах Литвы.

При содействии фонда Лахмана было построено новое здание ешивы и организован сбор средств на ее поддержку. Рав Финкель концентрировал особое внимание на процессе обучения. Он часто давал уроки Мусара, лично беседовал с учениками и заботился о духовном развитии каждого из них. Будущие известные раввины, учившиеся в те дни в этой ешиве, рассказывают о том, как рав Натан Цви, согласно своему пути в святости, пытался проникнуть в тайны души каждого из своих учеников, старался пробудить их интерес к знанию и оказать на них духовное влияние. Его беседы производили неизгладимое впечатление на еврейские сердца.

Дом Учения в Слободке

В 1878 году рав Финкель собрал группу молодых талантливых людей в синагоге, находившейся в Слободке – предместья Ковно – «Проводы умершего». Этот Дом Учения был основан несколькими годами раньше при поддержке местного филантропа Шраги Файвела Франка и располагался в другом районе Ковно – Алексотасе, что на противоположной стороне реки Неман (Нямунас). Когда же рав Натан Цви решил сконцентрировать свою деятельность в Слободке, то перевел туда и это учебное заведение. Большую помощь в первые годы становления этого Шатра Торы оказывал рав Ицхак Блазер (рав Ицеле Петербургер), который давал там уроки Галахи и Мусара. Учащиеся ешивы были в тесном контакте с аврехим из «Колеля Ковно» и воспринимали свет их знания. Этот Дом Учения вскоре достиг высочайшего уровня, и в нем училось более двадцати человек. Все они отличались глубокими знаниями и посвящали все свое время Торе. Рав Финкель в то время был еще очень молод и из соображений скромности не давал уроков Мусара в стенах этого учебного заведения, но юноши приходили к нему для личной беседы и совета и слушали его выступления в ешиве «Ор Ахаим». Его беседы отличались ясностью мысли и в основном касались величия человека как Б-жественного творения, исправления духовных качеств, чистоты речи и возвышенности намерения.

Ученики Дома Учения в Слободке часто посещали рава Ицеле Петербургера, рава Нафтали Амстердама в Алексотасе и Дом Мусара, расположенный в синагоге плотников. При основании этого Дома Учения туда приехал Саба из Кельма и провел в нем несколько недель. Эта ешива просуществовала около десяти лет, и из нее вышли известные мудрецы Торы, распространившие Учение Мусар во всем мире, и среди них рав Нахум Зеев Бройде – сын и приемник духовного наследия Сабы из Кельма.

Основание ешивы «Кнессет Исраэль»

В 1882 г. рав Натан Цви Финкель основал ешиву в Старой синагоге Слободки. Многие ее ученики были выпускниками ешивы «Ор Ахаим» рава Цви Левитана, к которым присоединились талантливые юноши из других городков и местечек Литвы, желавшие изучать Тору под руководством учителей Мусара. Прошло совсем немного времени, и ешива увеличилась и расширилась. Рав Финкель связывал с ней всю свою жизнь и вкладывал в нее все свои силы. В течение почти пятидесяти лет он преподавал в ее стенах Тору в духе Мусара, благодаря чему стал широко известен как Саба из Слободки. В этой ешиве сложился образ раввина и прозвучали его известнейшие уроки, проложившие новый путь в изучении Мусара и совершившие переворот в еврейском мировоззрении. Там сформировались его педагогические методы, на которых выросли тысячи учеников.

Ешива рава Натана Цви развивалась постепенно. В начале в ней не было преподавателей, и туда приходили аврехим из Колеля, чтобы углубить понимание учеников Талмуда и Галахи. Периодически в ней давал уроки рав Ицхак Блазер, особенно в Дни трепета, когда, по своему обыкновению, он оставлял свой дом и уединялся в Слободке для особо утонченного служения в чистоте и святости. Будущий глава ешивы Тельз рав Элиэзер Гордон был первым преподавателем в ешиве Слободка и провел в ней шесть месяцев. В 1886 г. в ней стал давать уроки рав Хаим Рабинович, отличавшийся глубиной мышления. Не прошло много времени, как слава о ешиве Слободка распространилась по всей Литве, и туда устремились многие талантливые юноши. Вскоре число учащихся в ней превысило сто человек.

Тогда к преподаванию в этом Доме Учения присоединился известный своими способностями рав Авраам Аарон Бурштейн, который в те дни учился в «Колеле Ковно», позднее стал раввином города Тавриг (Таураге) и в конце своей жизни совершил Алию в Землю Израиля. Он давал уроки более знающим ученикам. После того как рав Хаим Рабинович оставил ешиву, приняв должность раввина своего родного местечка Мейшеда (Моседис), а рав Бурштейн переехал в Тавриг (Таураге), преподавателем ешивы был принят величайший мудрец Торы рав Ицхак Рабинович, который позже основал ешиву в городе Поневеж (Паневежис). На его уроки приходили многие евреи Ковно.

В 1892 г. решением Российского императора была закрыта ешива Воложин, и многие ее ученики направились в Слободку, что привело ее к небывалому подъему. Количество учеников уже исчислялось сотнями, и среди них были гении, известные в своем поколении. Так ешива «Кнессет Исраэль» превратилась в мировой центр Торы всей диаспоры. Саба из Слободки поднял на высочайший уровень не только изучение Талмуда в ешиве, но и знание Б-га и трепет перед Небесами посредством своего пути в Учении Мусар. Рав Финкель использовал свои знания о силах души, выступал перед учениками при каждой возможности как в стенах ешивы, так и в своем доме, раскрывая перед ними чистейшие неиссякаемые источники Мусара.

На протяжении всех этих лет рав Натан Цви был тесно связан со своим великим учителем – равом Симхой Зисселем Бройде. На праздники он возвращался в Дом Учения в Кельме, где все это время проживала его семья, и много времени проводил со своим раввином в беседах о тайнах Учения Мусар и передаче Торы мудрецам следующего поколения. Рав Натан Цви направлял в Кельм своих лучших учеников, дабы они увидели сияние мудрости его великого учителя. В Слободке сложился обычай: для укрепления веры каждый ученик проводил в Кельме Дни Трепета или праздники Песах, Шавуот и Суккот. В среде мудрецов Мусара тех дней было распространено изречение: «Для обретения трепета перед Небесами пойди к раву Ицеле Петербургеру; для постижения веры в Творца – к Сабе из Кельма». В те времена у многих возвышенных в служении было принято проводить месяц Элул и Дни Трепета в Ковно возле рава Блазера, а праздники Песах, Шавуот и Суккот – суть которых вера – в Кельме, под сенью рава Бройде. Многие юноши переходили в Дом Учения в Кельме после продолжительного обучения в Слободке.

Ешива «Кнессет Исраэль» продолжала расти, и ее наполняли уже сотни учеников, приехавших из Литвы и других краев царской России. Большую часть дня там углубленно изучали Талмуд в свете толкований Первых и Последних комментаторов и постигали методы выведения Галахи из ранних источников и трудов поздних законоучителей, как это было принято в нашем народе на протяжении поколений. Большое внимание уделялось углублению веры и обретению трепета перед Небесами, совершенствованию воззрений на Творение и исправлению качеств души согласно пути Мусара. Саба из Слободки на реальном примере своих учеников опроверг утверждения оппонентов о том, что Мусар несовместим с глубоким изучением Торы. Он доказал на практике, что Талмуд и Мусар являются единым целым. Созданная им ешива подтвердила правоту его воззрений; среди ее выпускников были великие раввины, соединившие в себе глубочайшие знания с возвышенными духовными качествами и утонченным служением Всевышнему.

После столь быстрого и неожиданного увеличения количества студентов материальное положение ешивы стало еще тяжелее. Рав Натан Цви отказался от принятой прежде системы, когда ученики расходились на ночлег по разным синагогам, где спали на деревянных скамьях в порой неотапливаемых помещениях, а на трапезу раз в день по очередности ходили в различные семьи. Он усматривал в этом пренебрежение к Торе и унижение мудрецов, посвятивших себя ее изучению. Главный спонсор ешивы – Овадья Лахман – в то время ежемесячно перечислял ешиве по 200 рублей, однако этих денег не хватало даже на покрытие самых первоочередных расходов. В те дни ешива еще не начала сбор средств во всем мире, направляя своих посланцев к евреям, которые с радостью отдавали порой последнее на поддержку изучения Торы.

Основой продовольственного обеспечения ешивы тогда была раздача хлеба. В первые годы миссию сбора хлеба возложил на себя богобоязненный еврей Меир Нета из Биржа (Биржай). Он ходил по еврейским домам Ковно, собирал остатки хлеба, приносил их в ешиву и раздавал учащимся. В результате каждому доставался кусок черствого хлеба. Праведные женщины приносили кастрюли с горячей пищей в ешиву и в места проживания учащихся. По субботам студенты распределялись на трапезы в семьи евреев Слободки и Ковно. Из специального фонда, созданного при ешиве, выделялись средства на приобретение одежды и обуви особо нуждавшимся ученикам. Однако тяжелые жизненные условия, бедность и нищета не были помехой глубокому изучению Торы и трепетному служению Небесам.

В течение всех этих лет вплоть до 1906 г. семья рава Финкеля оставалась в Кельме. В первые годы становления ешивы учитель ночевал в одной из синагог Ковно, затем проживал в общежитии вместе с учениками, где у него не было даже отдельной комнаты. Он приезжал домой только на праздники. Его жена владела небольшой лавкой в Кельме, на скромные доходы от которой существовала вся семья. Однако материальные трудности не мешали Сабе из Слободки в его самоотверженной работе.

После того как рав Ицхак Рабинович оставил Слободку, став раввином одного из литовских местечек, Саба из Слободки принял двух других преподавателей – рава Мордехая Эпштейна и рава Иссера Залмана Мельцера. Оба они были женаты на дочерях Шраги Файвела Франка – одного из самых известных меценатов города, последователя рава Исраэля Салантера.

Рав Финкель знал, что, несмотря на свою молодость, они велики в мудрости и предназначены для великих деяний. Он принял их в ешиву в качестве преподавателей и не ошибся в своем решении. До того они учились в ешиве Воложин, и их подход к учению сильно отличался от путей, сложившихся в Слободке. Эти молодые мудрецы обладали глубочайшими знаниями Вавилонского и Иерусалимского Талмудов и раскрывали перед учениками, как одна тема проливает свет на другую. Из трудов Рамбама они выводили пути понимания сложных мест в Талмуде и практический закон.

Оба молодых раввина следовали Учению Мусар. Прежде они учились в Доме Учения в Кельме у рава Симхи Зисселя Бройде и были тесно связаны с равом Ицхаком Блазером. Их отличала глубокая вера, чистый трепет и возвышенные духовные качества. Их вклад в становление ешивы Слободка трудно переоценить. В те дни в ешиву часто приезжал рав Натанель Йосеф Граз – раввин Ужвента (Ужвентис), в прошлом – ученик Сабы из Кельма. Он давал уроки Мусара. В результате ешива в Слободке стала известным Шатром Торы!

Конфликт в ешиве Слободка

Ешива Слободка продолжала развиваться из года в год, пока в Ковно не произошел страшный конфликт, который привел к расколу ешивы на две части. В период с 1896 по 1898 гг. в Литве обострилось противостояние Учению Мусар, и многие, и в том числе именитые раввины, выступали с тяжкими обвинениями в адрес учителей Мусара, представляя их своеобразной сектой в народе Израиля, установившей себе новые пути и обычаи. Противники Мусара активно публиковали в различных газетах статьи, осуждающие мудрецов Мусара, на которых в изобилии изливались всевозможные обвинения. Среди несогласных с Учением Мусар были многие известные в своем поколении раввины Литвы. Некоторые из них собрались в Ковно на особую встречу и обнародовали заявление, в котором перечисляли многочисленные претензии к учителям Мусара и призывали раввинов и весь народ не допустить «распространения сетей этого движения на изучающих Тору, дабы оно не захлестнуло их своей поддельной привлекательностью». В то время рава Исраэля Салантера уже не было в живых, рав Симха Зиссель Бройде находился в Кельме, рав Нафтали Амстердам сторонился широкой общественной деятельности, всецело пребывая в «четырех локтях Галахи», и главой учителей Мусара в Литве был рав Ицхак Блазер, так что все обвинения в первую очередь были обращены против него.

В начале 1897 г. неприятие Учения Мусар проникло даже в стены ешивы «Кнессет Исраэль» в Слободке – духовный центр наследия рава Салантера. И там появились противники этого пути в Торе, что привело к восстанию части студентов против Учения Мусар, разногласиям и спорам. Противники считали неприемлемым акцентировать внимание на мудрости трепета перед Небесами и всячески этому противостояли. Так в ешиве образовались две конфликтующие между собой группы.

Рав Цви Рабинович – в те дни раввин Ковно – не относился к числу сторонников Мусара и созвал собрание, на которое в качестве ответчиков были приглашены рав Ицхак Блазер и рав Натан Цви Финкель. От них требовалось разъяснить суть конфликта, возникшего между учениками ешивы Слободка, и сообщить об отношении руководства ешивы к ученикам, не разделяющим ценностей Мусара. На этой встрече прозвучали различные претензии к учителям Мусара вообще и к руководству ешивы Слободка в частности. Рав Блазер молча выслушал все обвинения, и когда наступила его очередь говорить, он встал с места, пожелал всем участникам собрания мира и удалился. Он понимал бесполезность спора, поскольку собравшиеся однозначно отрицали Мусар, и считал, что его слова не смогут изменить их мнение. В тот момент он счел молчание лучшим средством: «Закрой уста в час ссоры...»

Для такой сдержанности требуются неординарные силы души, ибо противники Учения Мусар чувствовали себя победителями, расценивая молчание раввина как неспособность опровергнуть их утверждения и доводы. Сколь недосягаема была сдержанность рава Блазера! На следующий день после этой встречи в целях прекращения конфликта ешива «Кнессет Исраэль» покинула многие годы принадлежавшее ей здание, в котором ее основал великий мудрец Мусара рав Натан Цви Финкель.

Ешива «Кнессет Бейт Ицхак»

Из трехсот учеников ешивы за Сабой из Слободки последовали шестьдесят. Для каждого из них это было тяжелейшим испытанием, ибо при создавшихся условиях у их учителя практически не было возможности основать новое учебное заведение. Противники Мусара заняли здание, нашли источники финансирования и даже обратились к главному меценату ешивы Слободка Овадье Лахману, который был близок к основателю Мусара – раву Исраэлю Салантеру – и поддерживал ешивы Мусара в Литве и в Польше. Они просили его переводить им все финансы основанного им фонда, настраивали общественное мнение против Сабы из Слободки и осуждали его при любой возможности. Лишь немногие продолжали поддерживать учителя, и среди них – глава ешивы Радин рав Исраэль Меир Акоэн (Хафец Хаим). Рав Финкель объявил своим ученикам об отсутствии у него средств и невозможности гарантировать им пропитание даже на один ближайший день. Однако ученики, верные ценностям Мусара, невзирая ни на какие трудности, последовали за своим учителем.

Так же поступил и директор ешивы рав Моше Мордехай Эпштейн, несмотря на то, что новое правление предложило ему должность главы ешивы «Кнессет Бейт Ицхак» и жалование в размере 18 рублей в неделю, что в те дни было очень большой суммой. Он отказался, объяснив, что выбирает истину, которая, вне всяких сомнений, на стороне учителей Мусара!

С тех пор ешива, основанная в Слободке, разделилась на две части. В старом здании разместилась «Кнессет Бейт Ицхак», названная в честь рава Ицхака Эльханана Спектора, благословенной памяти, – выдающегося раввина Ковно, который умер за год до этого, а ешива, сохранившая верность Сабе из Слободки, оставила свое прежнее название «Кнессет Исраэль», данное ей в честь основателя Учения Мусар рава Исраэля Салантера.

Ешиву «Кнессет Бейт Ицхак» возглавили противники Мусара рав Моше Данишевский – раввин Слободки тех дней и рав Цви Рабинович – раввин Ковно. Спустя некоторое время на должность главы ешивы был принят рав Хаим Рабинович, который преподавал в ешиве «Кнессет Исраэль» до того, как стал раввином Мейшеда (Моседис). Год спустя, когда рав Хаим перешел в ешиву Тельз (Тяльшяй), его сменил рав Барух Бер Лейбович, ближайший ученик рава Хаима Соловейчика из Бриска (Брест-Литовск). На протяжении многих лет в этой ешиве преподавали великие мудрецы Торы, и, следуя путями, проложенными мудрецами прежних поколений, из ее стен вышло немало известных раввинов.

Все эти годы рав Натан Цви пытался сгладить конфликт, ослабить противостояние двух Домов Учения и даже внести дух Мусара в ешиву «Кнессет Бейт Ицхак». Существует мнение, что он был причастен к назначению в ней главами рава Хаима Рабиновича и рава Барух Бера Лейбовича, поскольку знал, что они праведные люди и не будут разжигать конфликт в Еврейской Общине. И, действительно, многие из учеников этой ешивы, в особенности после того как ее возглавил рав Барух Бер, приходили на уроки Сабы из Слободки и обращались к нему за советом и наставлением.

Ешива «Кнессет Бейт Ицхак» оставалась в Слободке до начала Первой мировой войны. После изгнания евреев из Ковно в начале Первой мировой войны[11] она скиталась в течение нескольких лет и впоследствии обосновалась в Каменце (Польша), став известным Шатром Торы. В 1939 г., в самом начале Второй мировой войны, приведшей к катастрофе европейского еврейства, ешива вернулась в Литву и расположилась в городке Райсен (Расейняй). Почти все ее ученики погибли после захвата Литвы Германией. Спаслись лишь те немногие, что бежали вглубь России или попали на Дальний восток благодаря визам, выданным консулом Японии в Каунасе Тиунэ Сугихара. Выжившие в Катастрофе выходцы из ешивы «Каменец» сохранили память об этой Обители Торы; открытые ими филиалы ешивы в Израиле и в Америке существуют до сего дня.

Ешива «Кнессет Исраэль»

Ешива «Кнессет Исраэль», во главе которой стоял Саба из Слободки, после разделения столкнулась с многочисленными трудностями. Городские синагоги отказывались их впустить, и лишь Дом Учения мясников, основанный в то время, согласился временно предоставить им место. Рав Натан Цви действовал согласно своему пути и прилагал все силы для спасения ешивы. Прошло немного времени и положение начало постепенно нормализовываться. Слава об этом Доме Учения распространилась по всей России, и в него начали стекаться ученики. Все это время ешиве продолжал оказывать всестороннюю поддержку рав Ицхак Блазер.

В 1899 г. количество учеников снова достигло трехсот человек и для приема новых уже не хватало места. Рав Финкель вознес дух ешивы до уровня былых времен, и продолжал преподавать в ней Мусар. Постепенно разрешались экономические трудности, и ешива процветала еще больше, чем раньше, когда она находилась в старом здании. Овадья Лахман не встал на сторону противников Мусара и продолжал оказывать помощь «Кнессет Исраэль». Однако из-за увеличения количества учеников этих средств не хватало и не оставалось другой возможности, кроме как письменно обращаться к состоятельным коммерсантам и отправлять посланников для сбора средств по городкам и местечкам. Всю ответственность за обеспечение ешивы возложил на себя ее директор – рав Моше Мордехай Эпштейн.

Посланцами ешивы Слободка были многие из ее выпускников. Во время своих поездок эти мудрецы Торы оказывали неизгладимое духовное влияние на все рассеяние своими возвышенными образами и трепетом перед Небесами. Они не упускали возможности выступить с уроками перед евреями, призывая их к изучению Торы, распространяли Учение Мусар и привлекали талантливых юношей в ешиву Слободка. Они относились к своей задаче с особым трепетом, благодаря огню Торы, пылавшему в их сердцах, и ради этого были готовы переносить любые тяготы и невзгоды. Среди них были и такие, кто на протяжении большей части года все свое время посвящали учебе, а определенные промежутки времени отводили сбору средств для ешивы. Во многих городках и местечках еврейские жители с нетерпением ожидали приезда посланцев Слободки и с радостью выходили их встречать, чтобы увидеть их одухотворенные лица, услышать урок Мусара и отдать свои порой последние деньги на поддержку великой ешивы. Нет никакого сомнения в том, что эти посланники много сделали для евреев рассеяния, пробуждая в них любовь к Торе и возвышенному служению. В более удаленных от Литвы землях ученики ешивы нередко были первыми, кто рассказывал местным жителям об Учении Мусар – мудрости трепета перед Небесами.

Прежде основой продовольственного обеспечения каждого учащегося ешивы была раздача хлеба, которую возложил на себя праведный еврей Меир Нета из Биржа (Биржай), который ходил по еврейским домам Ковно, собирал остатки хлеба и приносил их студентам в ешиву. Теперь, благодаря активной поддержке, ситуация существенно улучшилась, и каждому ученику выделялась ежемесячная помощь. И хотя основой продовольственного обеспечения по-прежнему оставалось распределение хлеба, – однако все происходило уже совсем иначе. Учащимся выдавали талоны на получение свежего хлеба в пекарнях. Нуждающимся ученикам помогали приобрести одежду и обувь. Так постепенно положение ешивы стабилизировалось.

Очень скоро встал вопрос о строительстве здания для ешивы, поскольку Дом Учения мясников был слишком тесен и уже не вмещал всех желающих. Тогда рав Моше Мордехай приступил к строительству большого здания. Он прилагал невероятные усилия для сбора средств, чтобы в канун шаббата выдать работникам их недельную плату. И, с Б-жьей помощью, в конце 1900 г. строительство просторного деревянного здания было завершено. Чтобы передать впечатление о том, сколь важным событием для учеников было переселение в ешиву, расскажем следующее. Строительство здания уже закончилось, но плотники еще не успели смастерить скамьи. Однако учащиеся не стали ждать, а сразу же направились в Дом Учения. Они становились рядами и без промедления начинали учиться стоя, держа в руках фолианты Талмуда. В то же самое время там работали плотники, которые с восхищением наблюдали за тем, что как только завершалось изготовление скамьи, на нее сразу же садились стоявшие в этом ряду ученики и продолжали учебу. Рабочие видели, какая радость наполняла сердца молодых людей в этой Обители мудрости и знания. После того как ешива обрела постоянное пристанище, начался новый период ее расцвета, приумножилось количество учеников, повысилось их усердие и знание Торы, а духовная атмосфера вознеслась в небесные выси. 

Это здание, однако, приносило администрации ешивы многочисленные проблемы и хлопоты. Муниципалитет Каунаса потребовал незамедлительно его снести, поскольку это строение было чуть большего размера, чем указывалось в выданном властями разрешении. Начались долгие юридические разбирательства, в результате которых против руководства ешивы был подан судебный иск. Эпизодически стали наведываться комиссии для проверки строительных планов и соответствия им фактических деталей застройки. Эти визиты вызывали переполох, поскольку в реестре недвижимости здание было зарегистрировано как синагога, а не учебное заведение, что требовало множества дополнительных бюрократических согласований. Многие ученики не имели необходимых документов и регистрации для проживания в главном в то время литовском городе Каунас. Во избежание неприятностей руководство ешивы пришло к соглашению с муниципальными властями о том, что любой визит в ешиву должен быть предварительно согласован, и это давало юношам возможность заблаговременно разойтись по многочисленным синагогам Слободки и в душевном покое продолжать свои занятия. Судебные тяжбы продолжались несколько лет, пока в результате не был достигнут компромисс: ешива заплатила штраф в размере ста рублей в пользу общества «Красный крест» и получила разрешение сохранить здание без изменений.

Лишь только закончились эти проблемы и ешива обосновалась в новом помещении, как сразу же, в 1903 г. начался новый конфликт и противостояние Учению Мусар под предлогом того, что оно отвлекает от изучения Талмуда. Ешива разделилась на два лагеря, один из которых располагался на южной стороне, а другой – на северной. В стане противников были также исключительно талантливые юноши, которые ежедневно давали свои уроки Талмуда, полные глубочайших открытий, и при этом выступали против Учения Мусар. Несколько раз даже были случаи рукоприкладства. Однако с течением времени один гениальный и авторитетный молодой человек возглавил лагерь противников Мусара и постепенно установил там порядки учебы соответственно пути, определенному духовным руководством ешивы.

Несмотря ни на что, рав Натан Цви продолжал относиться ко всем ученикам со свойственной ему мягкостью и уважением. Он не изгонял их из ешивы и старался изыскивать все возможные способы сблизиться с ними, в результате чего многие из них пришли к Учению Мусар.

 

[1] Биография Сабы из Слободки – раввина Натана Цви Финкеля – составлена главным редактором этого издания на основе книги «Тнуат Амусар» рава Дова Каца, благословенной памяти, с любезного разрешения сыновей автора.

[2] Слободка (Вильямполе) – предместье Ковно (Каунас). Лишь трех величайших раввинов в Литве называли «Саба» – «Дедушка» – Сабу из Кельма, Сабу из Слободки и Сабу из Новардока. – Примечание редактора.

[3] Рав Симха Зиссель Бройде (Зив)[3] (1824-1898 гг.), широко известный в народе Израиля как Саба (Дедушка) из Кельма, был ближайшим учеником и последователем основателя Учения Мусар рава Исраэля Липкина (Салантера). Основатель Учения Мусар относился к Сабе из Кельма с особым почтением и возлагал на него решение самых важных и актуальных задач, стоявших в тот исторический период перед Общиной Израиля. (См. биографию Сабы из Кельма в изданной нами на русском языке книге «Мусар Дома Учения в Кельме»). – Примечание редактора.

[4] Кельм (Литва) – небольшой городок, расположенный в Расейняйском уезде Ковенской губернии Российской империи. – Примечание редактора.

[5] Мусар – Учение, раскрывающее пути обретения человеком трепета перед Небесами и возвышенных качеств души. – Примечание редактора.

[6] Основатель Учения Мусар рав Исраэль Салантер (1810-1883гг.) родился в местечке Жагаре, расположенном на севере Литвы. Он обрел глубочайшую мудрость и знание Торы в Саланте (Салантай), где заложил основы Учения Мусар, которое позже распространил в еврейских общинах Вильны, Ковно, Мемеля, Кенигсберга, Берлина и Парижа, изменив духовный облик своего поколения и всю историю нашего народа. Многочисленные ученики рава Салантера продолжили его Учение во всем мире. Рав Исраэль Салантер следовал традиции Виленского Гаона. Пути постижения мудрости и служения в духе Мусара он воспринял от рабби Зунделя из Саланта, одного из ближайших учеников рава Хаима из Воложина – великого ученика Виленского Гаона. (См. биографию рава Исраэля Салантера в изданной нами на русском языке книге «Свет Израиля»). – Примечание редактора.

[7] В 1876 г. рав Симха Зиссель Зив был вынужден покинуть Литву и переехать в Гробин (Курляндская губерния Российской империи, сегодня Латвия) из-за ложных доносов злоумышленников о том, что основанный им в Кельме Дом Учения Мусара занимается деятельностью, подрывающей государственные устои царской России. Судебные тяжбы длились много лет, прежде чем восторжествовала справедливость и с Талмуд Торы были сняты все обвинения. В Гробине по совету рава Исраэля Салантера рав Симха Зиссель открыл гимназию нового типа (включающую изучение на высоком уровне светских предметов) для талантливых еврейских детей. (См. биографию Сабы из Кельма в изданной нами на русском языке книге «Мусар Дома Учения в Кельме»). – Примечание редактора.

[8] См. биографию рава Исраэля Салантера в изданной нами на русском языке книге «Свет Израиля». – Примечание издателя.

[9] Йешаягу 28:9.

[10] Шмот 10:23.

[11] В начале Первой мировой войны российские власти насильно депортировали многих евреев Литвы вглубь страны, опасаясь, что их негативное отношение к Российской империи, вызванное царской политикой и многочисленными ограничениями по отношению к еврейскому меньшинству, а также знание языка идиш, близкого к немецкому, приведет к тому, что они будут сотрудничать с немецкими властями на занятых Германией территориях. – Примечание редактора.