Август 2017 / Элул 5777

В седьмой день Песаха утром читается в синагогах отрывок из главы Бешалах - «шират hаям» (песнь на море). Его читают именно в этот день – потому что на седьмой день после исхода из Египта, более трёх тысяч лет назад и произошло рассечение вод Красного моря...

В трактате Санhедрин (91:б) приводится высказывание р. Меира на первый отрывок этой песни:
«Учил р. Меир: Где мы видим в Пятикнижие намёк на воскрешение из мёртвых? Сказано: «Тогда воспоёт Мойше и сыны Израиля эту песнь Богу» (Шмот 15:1). Сказано не «воспел» (в прошедшем времени), а «воспоёт» - при воскрешении из мёртвых (после прихода Мошиаха).

Исходя из этого, получается, что песнь избавления от рабства египетского будет звучать даже после прихода Мошиаха. Но это немого странно: ведь устная Тора говорит нам, что приход Мошиаха будет сопровождаться таким великими знамениями, которые затмят чудеса при исходе из Египта?

Можно объяснить ответ с помощью следующей правдивой истории, которая происходила в городе Слоним:

Люди этого города славилась тем, что они были очень большими ценителями хорошего канторского исполнения праздничных молитв, а особенно требовательны были жители Слоним к исполнению молитв «Дней трепета». Но к их несчастью община этого города не отличалась богатством… Поэтому известные канторы, которые соглашались проводить праздничные молитвы делали это не из-за привлекательности платы за их труды и способности. Дело в том, что быть кантором в синагоге общины Слоним, известной своей требовательностью к голосу и способностям кантора, считалось очень престижным. Этот престиж поднимал каждого кантора очень высоко, на него начинали сыпаться предложения по этой вакансии из многих, гораздо более богатых общин. Это обстоятельство порождало серьёзную проблему – получалось, что ни один кантор не оставался на своей должности более года. Канторам начинали поступать такие выгодные предложения из других городов, что для них оказывалось непрактичным оставаться далее в этой должности за такую маленькую плату, которую платила им община Слоним. И канторы уезжали…

И так, каждый год по прошествии «Дней трепета» у старост общины было очень изнурительное занятие – скитаться по округам в поисках нового, пока ещё непризнанного гения.

На протяжении многих лет получалось у заботливых старост каждый год находить нового кантора с замечательными способностями. Но однажды – их старания не увенчались успехом. Во всей округе не было подходящего кантора, а «Дней трепета» приближались, не считаясь с этим обстоятельством…

В последний момент, в отчаянии, решили старосты общины дать почётную должность одному из почтенных жителей общины, человека по имени реб Йоша. В прошлом он славился своим замечательным голосом, но к старости осталось лишь немного от былого великолепия…

И действительно реб Йоша откликнулся на предложение старост. Но они не удовлетворились достигнутым успехом, и как истинно предусмотрительные люди, они решили потребовать от реб Йоши, чтобы он подписал с ними контракт, согласно которому он обязуется не покидать эту должность в течении последующих пяти лет. Ну, реб Йоша, голос которого и так не пользовался большим спросом, решил, что терять ему тут нечего и к великому удовольствию старост подписал с ними контракт…

После подписания контракта пошли старосты общины к раввину города – р. Айзелю «Хориф» - так его называли за проницательный и острый ум, и доложили ему о своём впечатляющем достижении:

«Мы не только нашли кантора, но мы его даже подписали под контрактом, согласно которому он обязан не оставлять свою должность в течении ближайших пяти лет» - завершили они с победной ноткой в словах.

Но р. Айзеля почему-то не впечатлило такое достижение…С улыбкой на устах он обратился к старостам, говоря:

«Я расскажу вам одну историю...»

Все сосредоточились, чтобы внимательно выслушать слова раввина:

 «Когда меня только назначили раввином города Слоним, открыли в то время новое еврейское кладбище. С тех пор это кладбище стало последним пристанищем многих замечательных людей, которые покинули это мир за многие годы, миновавшие с той поры. Но, к сожалению – в то время семьи умерших не выказывали большой готовности хоронить своих близких на новом кладбище. Все желали хоронить именно на древнем, известном кладбище, на котором уже почти не оставалось места для захоронения. Прошли месяцы с тех пор, как открыли новое кладбище, но ещё не нашлось ни одного умершего, которого бы родственники согласились похоронить там. Наверное, люди опасались оставить близкого им человека в одиночестве, без друзей рядышком...

Что же решили сделать «хевре кадише» (похоронного бюро)? Они решили провести акцию... Развесили в синагогах и бейс мидрошах объявления, где огромным шрифтом провозглашалось, что семья того человека, который первым будет похоронен на новом кладбище, получит очень большую денежную премию. Таким образом «хевре кадише» думали найти первого добровольца...

Но этой акцией решил воспользоваться как раз живой человек – остроумный шутник, очень нищий житель этого города, который ещё не успел прижиться среди общины. Когда приближался Пейсах, и он понял, что у него не хватает денег чтобы приобрести даже самые необходимые продукты на праздник, а особенно когда его жена начала беспокоить его вопросами по этой теме – то появилась у нашего знакомого гениальная идея...

Он позвал свою супругу в самую дальнюю комнату дома и дал ей такие указания: «Положи меня на пол, надень на меня белый саван и заверни в талис, и сообщи членам «хевре кадише», что совсем недавно я неожиданно покинул этот мир. И что «омовение» и остальные приготовления к похоронам ты уже сделала самостоятельно. Так что, единственное, что им осталось сделать – это только похоронить меня. А также дополнительно сообщи им, что ты готова похоронить «мертвеца» на новом кладбище. Но денежную премию потребуй с них выплатить заранее. А насчёт всего остального – дай мне разобраться самостоятельно... Я вернусь домой целым и невредимым» - таково было его напутствие...

Понравилась ли эта идея супруге? Скорее всего – нет. Но разве был у неё другой вариант? Ведь мацу и вино надо купить на праздник в любом случае, а другого способа достать на это деньги не намечалось в ближайшем будущем. Осталось ей только поступать так, как сказал муж – вариант конечно не желательный, но единственно возможный...

Общество «хевре кадише», которые едва скрывали свою радость оттого, что женщина согласилась похоронить своего мужа на новом кладбище, не думали дважды... Они достали деньги из сейфа, вручили их новоиспечённой «вдове», которая поторопилась сразу же пойти на рынок и купить всё нужное для праздника в изобилии.

А тем временем люди «хевре кадише» занялись своим делом: Они зажгли свечи вокруг постели умершего, читали псалмы за упокой его души и ждали объявленного времени похорон. А в назначенный час вышла похоронная церемония в путь, состоящая из десяти добровольцев, и женщины, из глаз который текли слёзы радости от того спасения, которое свалилось на её семью почти в канун Пейсаха...

И вот, посреди дороги, которая была длинной, по причине того, что новое кладбище располагалось за пределами города, людей замучила жажда. И решили они передохнуть немного, и зайти в ближайший кабак, чтобы освежить просохшее горло стаканом свежего пива.

Как раз этого момента и ждал наш знакомый шутник, и он использовать этот момент до конца: Как только скрылся последний из провожающих из поля зрения, вскочил наш «покойник» на ноги, сбросил с себя саван и талис, и пустился бежать что было духу...

Когда стал очевиден этот обман, было уже слишком поздно: деньги, которые они заплатили, не возможно было востребовать обратно – ведь даже при желании, этому нищему неоткуда было их взять. Пришлось им смириться с потерей денег, и ждать следующего добровольца, в это раз уже «настоящего»...

И действительно, через несколько недель нашёлся новый доброволец, который указал в своём завещании, чтобы его похоронили на новом кладбище. И вновь вышла процессия в свой печальный путь, после того, как сотрудники «хевре кадише» уже самостоятельно провели весь процесс омовения и подготовки к похоронам. Но они уже сделали надлежащие выводы из горького опыта в прошлом. На этот раз, когда могильщики захотели в дороге пить, и собрались зайти в кабак чтобы утолить жажду – они крепко связали умершего по рукам и ногам, чтобы он не смог убежать.

«Теперь никто не сможет над нами подшутить» - решили они...» 

«Вот такая история» - завершил свой рассказ р. Айзель «Хориф», и добавил: «Вы наверняка насмехаетесь над глупостью могильщиков, которые потрудились связать покойника, про которого не было сомнений, что он действительно мёртв. Но, прошу извинения, вы ведь в точности похожи на тех могильщиков... Кого же вы связали заключением контракта при свидетелях? Пожилого реб Йошу, которого и так никто не будет искать в качестве кантора для своей общины! Если бы вы поступали мудро, то вам надо было бы раньше подписывать под контрактом предыдущих канторов, молодых и способных! Тогда бы вы не оказались в такой ситуации, в которой вам пришлось назначать кантором человека, который может быть кантором только в крайнем случае!»

Подобная же ситуация бывает в жизни: Мы можем видеть мертвеца в саване и рядом плачущую вдову, но на самом деле, мертвец - не настоящий, и слёзы - тоже. Всё это – только видимость!

Можно слышать кантора, который исполняет замечательные мотивы, но не знать о том, что это всё непостоянно, и через несколько дней будут искать другого кантора вместо этого.

Хвалебные гимны, которые воспевает один человек другому – тоже часто не вечны. Ведь и материальная помощь – тоже ограничена во времени, и когда-нибудь завершится.

Но, добро, которое даёт сам Творец - оно полноценно и вечно. Поэтому и благодарность за него, тоже постоянна и вечна.

И даже когда придёт Мошиах, будет ещё чувствоваться то хорошее, которое Творец сделал народу Израиля при исходе из Египта.

Поэтому Тора пишет: «Тогда воспоёт Моше и сыны Израиля эту песнь Богу» - и в те дни, которые будут во времена царя из рода Давида.

(По лекции р. Шабсая Юдалевича)