Апрель 2017 / 5777

Держись до последнего!

Прошлая недельная глава называлась Микец, что означает «Конец», однако история Йосефа и его братьев в ней не завершилась. Напротив, она достигла своего пика, кульминации, максимального напряжения интриги. Йосеф для братьев все еще богатый и знатный незнакомец. Тайне пока только предстоит раскрыться. А название главы лишь подразумевает завершение рабства Йосефа и начало реализации его жизненной миссии.

В недельной главе Ваигаш наступает время разгадок: тайное становится явным, скрытое —   открытым и определенным. Йосеф признается братьям: он тот самый, кого они называют погибшим. Братья понимают: этот могущественный египетский правитель, ни кто иной, как их Йосеф, Йосеф, которого хотели убить, но продали в рабство. Их охватывают раскаяние и ужас: они знают, что заслужили справедливой расправы. Йосеф их успокаивает. Он говорит: несмотря на неверный замысел, все, что случилось, случилось по воле Б-га — «он привел меня сюда перед вами», чтобы, спасая от голода Египетскую страну, я смог спасти своего отца и вас.

На самом деле, этой грандиозной возможности Йосеф удостоился только потому, что изначально ее ожидал. Он никогда не рассматривал случившееся как беду, как что-то, не соответствующее планам Б-га. И никогда не жалел себя. И не обвинял братьев. Он лишь старался при любых обстоятельствах сберечь в себе то, что получил в доме отца. И ждал момента, когда задачи поставленные Вс-вышним, станут понятны, - тогда он сможет приступить к их выполнению.

Разгадка снов, приснившихся двум фараоновым министрам (кстати, бывшим, а ныне томящимся в тюрьме), сначала, кажется, ничего не дает. До уровня грандиозных возможностей так далеко! Но Йосеф выполняет свою задачу и ждет развития событий.

По-настоящему то, что ему предстоит решать, открывают лишь сны фараона. Теперь он знает, что от него хочет Вс-вышний. Остается дождаться братьев. Они войдут в Египет, и он не только простит их и спасет, но и одарит своей любовью.

Но вот, и Яаков узнает о том, что самый любимый из его сыновей жив; да, да, это Йосеф — тот мудрый правитель Египта, благодаря которому спасется вся большая семья! Когда же Сам Творец велит Яакову сойти в Египет с семейством, тот тоже усматривает в этом свою миссию; как сказано в нашей недельной главе, он отправляет вперед Йеhуду, - «готовить место». Мидраш говорит: Йеhуде предстояло подготовить Дом Учения, в котором семья лаков а будет сохранять и развивать знание Торы.

Уместно отметить, что Йеhуда был тем из братьев, кто очень хотел спасти Йосефа, вытащить из ямы. Но остальные опередили его, продав «сновидца» ишмаэльтянам.

Не случайно и не вдруг попадает Яаков со своей семьей в Египет. Этому событию предшествует тщательная подготовка. Их изгнание, не смотря на все трудности и огромную протяженность, приведет к формированию еврейского народа, готового принять Тору на горе Синай и в новом качестве войти в Израиль.

Именно эта способность — знать и быть уверенным в том, что выполняешь волю Творца, и что, решая свои задачи, участвуешь в решении глобальных задач, поставленных Б-гом перед всем еврейским народом, - очень важна в ситуации изгнания.

В связи с этим, вспоминается одна из страниц нашей относительно недавней истории. В конце 19-го — начале 20-го века шел массовый отъезд евреев из стран Восточной Европы и России. Большинство эмигрировало в США. Происходило это не только из-за угрозы физического истребления (погромов). Был и другой фактор: «Золотой Континент» притягивал, манил богатством, а финансовая ситуация в странах, где проживали европейские евреи, резко ухудшалась.

Обосновавшись на новых местах, уехавшие не забыли своих многочисленных родственников, оставшихся в Старом Свете. Тут и там собирались собрания, создавались различные организации и фонды, занимающиеся помощью еврейским общинам: отправлялись посылки с одеждой и едой; в поддержку социальных институтов и проектов направлялись деньги. В Европе некоторые организации и общины стали существовать почти исключительно на эти средства. Самый известный и самый большой из всех возникших тогда фондов — ДЖОЙНТ. Он существует и в настоящее время.

А вот для содержания йешив очень долго ничего определенного не было. Каждая по отдельности европейская йешива направляла своих представителей на поиск средств — сначала среди евреев в своей общине, затем в Западной Европе, а затем и в США.

Наконец, в начале 20 века состоялся форум, участие в котором приняли главы йешив из многих городов России и Восточной Европы. Выработали решение о создании общего фонда финансирования. От лица этого фонда обратились к богатым евреям США, к главам фондов различных американских общин, - им предлагалось взять на себя постоянное обеспечение йешив.

Фонд под названием «Central Relief» был основан в США и занимался тем, что находил постоянных меценатов, готовых из года в год поддерживать изучение Торы в Восточной Европе и России. В то время значительную часть средств стал выделять также и ДЖОЙНТ. Отныне через Фонд «Central Relief» шли крупные суммы для распределения между йешивами.

К сожалению, с началом Первой Мировой войны ситуация ухудшилась. Призывы о помощи, направляемые в общины США, раздавались все чаще. А энтузиазм в среде американских евреев иссяк. Несмотря на то, что в Америке никто особо не пострадал, число фондов поубавилось, а оставшиеся перестали быть эффективными. В начале 20-х годов прошлого века размер средств фонда «Central Relief» сильно сократился, и ситуация в йешивах очень осложнилась. Когда же ДЖОЙНТ принял решение выйти из этого фонда, из США сообщили, что фонд закрывается.

И тогда Хафец Хаим (рав Исраэль Меир Коган) составил письмо, копии которого направил спонсорам фонда «Central Relief» и в ДЖОЙНТ. Он писал, как велика заслуга людей, до настоящего времени поддерживавших изучение Торы. Писал, какое это благо и как это важно для всего еврейского народа. «Не случайно в преддверии финансового кризиса, когда общины Европы испытывают огромные трудности, - отмечал Хафец Хаим далее, - Вс-вышний предоставил части евреев возможность уехать в благополучное место. Он позволил не только эмигрировать, но и быстро встать на ноги, чтобы выполнять важную задачу — задачу поддержки общин и Торы. Как жалко, - писал Хафец Хаим, - тех людей и те организации, которые долгое время поддерживали йешивы и вот теперь готовы все прекратить. Прекратить за пять минут до того, как им предстоит получить награду за все свои усилия! Ведь понятно же, что Машиах придет очень скоро. И наверняка, в первую очередь, он захочет пожать руки тем героям еврейского народа, которые, несмотря ни на что, поддержали Тору в последние годы изгнания. Машиах вместе с лидерами народа придет в офис «Central Relief» и увидит табличку «ЗАКРЫТО». Как стыдно!»

Далее Хафец Хаим рассказывает историю о том, как русский царь, решил проинспектировать военные маневры. Узнав о дате приезда государя, все генералы стали готовить вверенные им батальоны и проверять каждого из своих солдат. Муштра, оружие, форма... Каждый воин предстанет перед царем во всем блеске. И вот, наступил назначенный день. Был июль. На небе ни облачка. Солдат построили на плацу с самого раннего утра. Ведь неизвестно, к которому часу царь-батюшка соизволят прибыть. В новом, жестком, еще не обношенном обмундировании, с полной боевой выкладкой и под палящим солнцем солдаты (и их генералы!) провели немало томительных часов. А царь все не ехал! Один генерал, очень страдая от жары (ему так хотелось пить, курить и хоть на минуту уйти с палящего солнца), почувствовал, что дольше терпеть не в силах... Стрелки часов давно перевалили за полдень, и кто знает, может пройдет еще не час и не два, пока наконец... Словом, он решился.

Скомандовал «смирно», а сам прошел в штаб... И в этот момент услышал нестройное приветствие, которое прокричали его солдаты. На плацу появился государь. Он начал смотр, как назло, с этого фланга и застал неприглядную картину. Солдаты, как только ушел их генерал, расслабились. Их строй смешался. Вернувшийся через минуту военачальник, ничего уже не мог исправить. Вечером царь давал банкет, устроенный специально для военных. Каждый получил благодарственную грамоту. Только один не удостоился ничего. Он не попал на ужин. Ему хотелось прорваться к государю, что-то объяснить, загладить вину, но его не желали пустить: «Прочь с глаз, виновник позора!»

Понятно, почему Хафец Хаим привел этот пример. Не бросай Дело Государственной Важности за пять минут до прибытия царя!

р. Акива Йосович  - по материалам вестника "Кol Уaakov"