Апрель 2017 / 5777

К глава Ваэтханан

Вопрос о новом руководителе еврейского народа решен. Им станет Йеошуа бин Нун. Но Моше молит Всевышнего позволить ему вступить в Эрец Исраэль и... получает решительный отказ.

Далее Моше напоминает сынам Израиля о даровании Торы у горы Синай, когда "Б-г говорил с вами из огня: голос Его слышали вы, но образа не видели, только голос". Он напоминает, что Синайское откровение имело место для всего народа, а не для избранной элиты, и что за всю историю только еврейский народ удостоился прямого общения с Б-гом. На евреях лежит особый долг передавать память о даровании Торы своим детям, из поколения в поколение.

Моше предсказывает, что, поселившись в Эрец Исраэль, евреи начнут отходить от Б-га, за что будут изгнаны из страны и рассеяны среди других народов. Их станет мало, но со временем они вернутся к Творцу.

Пророк назначает три "города-убежища", где будут укрываться люди, совершившие непредумышленное убийство.

Моше повторяет Десять Речений и обучает евреев молитве Шма, в которой сформулировано главное кредо иудаизма — Единство Б-га. Он призывает сынов Израиля не увлекаться материалистическими идеями, не забывать, что их удел - быть духовной нацией.

После вступления в Эрец Исраэль они должны вытеснить местных жителей и уничтожить все объекты идолопоклонства. Особенно строго запрещается вступать в смешанные браки - иначе евреи перестанут существовать как отдельный "избранный" народ.

В царском дворце

Книга Дварим была впервые произнесена на равнинах Моава в последние пять недель жизни Моше-рабейну и за два с половиной месяца до вступления евреев в Страну Израиля. Поэтому неудивительно, что тема Эрец Исраэль выходит здесь на первый план. Моше вновь и вновь возвращается к ней, и мы как будто видим, чувствуем растущее воодушевление, нетерпение в походном стане. Грех разведчиков отодвинул мечту о "стране, текущей молоком и медом," на долгих сорок лет, и вот теперь долгий карантин закончился, мечта вот-вот сбудется.

Волнуется не только народ - волнуется и сам Моше. Он страстно любил Страну Израиля еще до того, как увидел ее издали перед смертью, и, как утверждают комментаторы, произнес в общей сложности пятьсот пятнадцать молитв, упрашивая Всевышнего дать ему возможность вступить в нее. Но не для того, чтобы есть ее гигантские, сочные плоды, образцы которых принесли в стан разведчики, а ради возможности исполнять те многочисленные заповеди, которые действуют только в границах Эрец Исраэль (храмовая служба, субботний год - шмита и др.). Ибо он знал, в чем состоит истинная ценность, подлинное значение Святой Земли, бастиона Торы и заповедей.

Не случайно почти каждое упоминание Эрец Исраэль в разделе Ваэтханан, как и в других разделах этой книги, сопровождается настойчивым призывом хранить верность Б-гу и соблюдать Его законы. Например: "А теперь, Израиль, слушай установления и законы... чтобы жили вы, и пришли, и овладели страной" (4:1); "Но умру я в стране этой, не перейду Иордана, а вы перейдете и овладеете этой прекрасной страной. Остерегайтесь же, чтобы не забыть вам союз Б-га..." (4:22,23); "И будет, когда приведет тебя Б-г в страну... то берегись, не забудь Б-га... бойся Его и Ему служи" (6:10-13).

Когда читаешь эти строки, когда они проникают тебе в сердце, начинаешь понимать, как ошибались те, кто хотел превратить Эрец Исраэль лишь в убежище от преследований, в национальный очаг - безо всяких встречных обязательств. В недавнюю предвыборную кампанию одна израильская партия бросила клич, в котором перефразируется строка из государственного гимна: "Быть свободным народом на нашей земле". Отчего «свободными? От Торы? От мицвот? От своей еврейской судьбы? Да еще в стране, "о которой Б-г заботится всегда, и глаза Б-га на ней от начала года и до конца года" (Дварим 11:12)?

Перечитайте этот раздел, и вы поймете: для мирной, сытной и благополучной жизни в Эрец Исраэль требуется соответствующее поведение: необходимо вести еврейский образ жизни, выполнять заповеди Торы, и не отдельные, "современные", которые нам нравятся, а все, какие заповеданы. Если же для кого-то Тора не указ, то пусть обратится к еврейской истории, хотя бы к ее последнему этапу, из которого выводится почти математическая формула: чем дальше мы стараемся уйти от своего еврейства, раствориться среди других народов, тем сильнее эти народы нас ненавидят и преследуют.

Царь Давид развивает эту мысль дальше. В книге Тешим он говорит: "И вывел Он народ Свой в радости, в весельи...и дал им земли народов, и труд племен унаследовали они, чтобы соблюдать законы Его и сохранять ученье Его"( 105:43-45). Иными словами, выполнение заповедей — это не только условие жизни в Эрец Исраэль, но и сама цель. Эрец Исраэль — святое место, царский дворец, где постоянно ощущается Б-жественное Присутствие, где каждый человек, "мудрый сердцем", может установить с Ним прямой контакт. Поэтому и волю Его, заключенную в заповедях Торы, необходимо исполнять здесь особенно тщательно. Иначе нас снова изгонят с этой земли, и не помогут ни первоклассная армия, ни мирный процесс, ни гарантии Арафата и Клинтона.

Инициатива наказуема

"Не прибавляйте к тому, что я повелеваю вам, и не убавляйте... Собственными глазами видели вы, что сделал Б-г из-за Баал Пео-ра: ведь каждого человека, который шел за Баал Пеором, уничтожил Б-г из среды твоей" (4:2,3).

На первый взгляд, нет никакой логической связи между запретом прибавлять к заповедям и гибелью 24 тысяч евреев в истории с поклонением Баал Пеору (см. раздел Балак, гл.25). Но вот как объясняет эту связь Виленский Гаон.

Одна из форм поклонения Баал Пеору состояла в отправлении естественных надобностей перед этим истуканом. Некоторые евреи выполняли сей гадкий ритуал искренне и ревностно. Но другие, в душе насмехаясь над глупостью язычников, считали, что испражняясь перед Баал Пеором, они тайно выполняют заповедь Торы - унижают, позорят идола. Эти люди забыли, однако, что данная заповедь действительна лишь в случае, если форма издевательства над идолом не совпадает с формой поклонения ему. Поэтому благие намерения этих "библейских маранов" не были им зачтены. По существу, их действия ничем не отличались от самой разнузданной языческой оргии. Они были виновны в идолопоклонстве и приняли казнь вместе со злонамеренными грешниками.

Вот почему Тора подчеркивает: "Ведь каждого человека, который шел за Баал Пеором, уничтожил Б־г" - включая тех, кто считал, что совершает Б-гоугодное дело. И по этой же причине Тора соединяет упоминание о Баал Пеоре с запретом добавлять к заповедям. Мы должны помнить, что любое несанкционированное добавление к заповеди равнозначно убавлению, в том числе лет своей жизни.

Урок реба Зуси

Основная часть утренней молитвы Шахарит начинается со слов: "Благословен Ты, Г-сподь.., создающий свет и творящий тьму, устанавливающий мир и творящий все!" Эти слова заимствованы у пророка Йешаяу (45:7), но с небольшой поправкой. В оригинале сказано: "осе шалом у-воре ра - устанавливающий мир и творящий зло". Иначе говоря, мы должны благодарить и благословлять Б-га в равной мере за все хорошее и плохое, что случается в нашей жизни.

Но возможно ли такое крайнее самоотречение? Мудрецы, составлявшие текст молитв, видимо, неслучайно пошли на такую подмену. Они понимали, что обычный человек не может искренне благословлять Всевышнего, когда ему плохо, когда его постигает несчастье. Гораздо естественнее другая реакция: "Б-же, за что мне такое?!"

Но были в нашем народе и такие кристальные праведники, которые принимали с любовью все, что посылал им Б-г, хорошее и плохое.

В первой части молитвы Шма, текст которой взят из настоящего раздела, сказано: "Люби Б-га, Г-спода своего, всем сердцем своим, и всей душою своей, и всеми своими ресурсами” (6:5). Ресурсами -значит, всеми силами своей души и при всех обстоятельствах.

Один хасид спросил своего ребе, Магида из Межирича: "Как можно исполнять требование мудрецов: благословлять Б-га за все плохое, что случается с нами, так же искренне и трепетно, как и за хорошее? Возможно ли это?"

Магид ответил: "Если ты хочешь узнать ответ на свой вопрос, пойди в бейт-мидраш. Там ты найдешь моего ученика реба Зусю. Он объяснит тебе смысл этого наставления.

Реб Зуся был известен как самый невезучий человек в местечке. На него сваливались всевозможные беды и проблемы. Он был катастрофически беден и страдал от целого букета недугов. С его женой и детьми постоянно случались неприятности.

Но когда любознательный хасид спросил его, как можно благословлять Б-га за плохое так же искренне, как и за хорошее, реб Зуся недоуменно посмотрел на него и ответил: "Я не понимаю, зачем наш Ребе прислал вас ко мне. Ответить на этот вопрос может лишь тот, кто сам пережил тяготы и несчастья, а у меня, Барух Агием, все в жизни складывается прекрасно: никто не мешает мне изучать Тору, а в шабат у меня всегда, ну, почти всегда, лежат на столе две халы. Как же я могу учить людей принимать плохое с любовью и радостью?! Нет, поищите, кого-нибудь другого, кто действительно бедствует...".

р. Нахум Пурер  "Тора на все времена"