Октябрь 2017 / Хешван 5778

Книга Дварим

Книга Дварим завершает Пятикнижие. Ее называют также Мишнэ Тора, Повторение Торы, поскольку в ней повторно изложены многие события Исхода и законы Торы. Отсюда, кстати, и русское название книги Дварим - Второзаконие. Она охватывает последние пять недель жизни Моше-рабейну и представляет собой, по существу, его духовное завещание, переданное евреям перед их вступлением в Эрец Исраэль под руководством нового лидера нации Йеошуа бин Нуна, ученика Моше.

Содержание раздела

В начале раздела Моше упоминает намеками грехи предыдущего поколения, умершего в пустыне, и подробно останавливается на трагической истории с разведчиками. Если бы евреи не послушались их клеветнического отчета, не запаниковали, а сразу вошли в Эрец Исраэль, Б-г дал бы им всю землю от Средиземного моря до реки Евфрат, включая земли Амона, Моава и Эдома, без всякого сопротивления со стороны местных царей и народов. Но из-за своего неверия все поколение было приговорено к смерти в пустыне. Моше с горечью говорит, что он тоже лишился права вступить в Эрец Исраэль. Опомнившиеся евреи пытались немедленно "исправить" приговор Творца - они бросились в атаку на превосходящие силы эмореев, не слушая предостережений Моше, что Б-га нет с ними, и потерпели сокрушительное поражение. Отныне им запрещено сражаться против царств Эсава, Моава и Амона - эти земли пока не войдут в состав Страны Израиля. Ее завоевание начнется с царств Сихона и Ога и будет проходить естественным путем.

Книга Дварим занимает особое место в Пятикнижии. Она выпадает из общей сюжетной канвы. Все действие завершается в конце предыдущей книги Бемидбар: сыны Израиля разбивают армии аморейского царя Сихона и царя Башана Ога, захватывают их земли на восточном берегу Иордана и подходят к границе Земли Обетованной, в степях Моава, у Иордана, напротив Иерихона. Последующие события - завоевание Эрец Исраэль и ее раздел между коленами — описаны в книге Иеошуа, входящей в Танах.

Эта две книги - Бемидбар и Йеошуа - разделяют лишь два события, включенные в книгу Дварим: предсмертная речь Моше с повторением пройденного материала, и его смерть. Поскольку, как утверждает Рамбан, все заповеди были даны Моше в Шатре Откровения еще в первый год после Исхода, возникает вопрос: по какому принципу выбирались эпизоды и заповеди, включенные в Дварим?

Раби Шимшон Рафаэль Гирш (Германия, XIX век) объясняет, что текст Дварим - это своеобразный инструктаж сынов Израиля перед их переходом через Иордан. Там, в Эрец Исраэль они перестанут постоянно ощущать Б-жественное Присутствие, как ощущали в пустыне. Прекратятся будничные чудеса - ман, передвижной колодец, облако Славы и прочее. Им придется строить, пахать, собирать урожай, сформировать органы власти, суды и различные общественные учреждения, самим заботиться о бедных и слабых, поддерживать боеготовность на случай войны. Им потребуется крепкая вера и высокая самодисциплина, чтобы избежать ловушек и соблазнов со стороны их соседей-язычников и всевозможных лжепророков. Цель книги Дварим в том и состоит, чтобы напомнить еврейскому народу тот комплекс законов, которые получило предыдущее, вымершее поколение у Синая, и призвать их к мужеству и стойкости.

Поэтому Дварим - это не просто повторение пройденного, выборочный конспект четырех первых книг Пятикнижия (на самом деле, из чуть более ста законов, содержащихся в пятой книге, семьдесят упомянуты впервые). В последние дни своей жизни Моше повторил и заново сформулировал все законы Торы и раскрыл всю историческую перспективу. Однако в Дварим были включены только фрагменты его учения, наиболее актуальные в период освоения Эрец Исраэль и создания основ национальной жизни.

Надежда скорбящих

Раздел Дварим всегда читают в шабат, предшествующий девятому ава, годовщине разрушения Первого и Второго Храмов, которую мы отмечаем скорбными молитвами и постом. Трудно подыскать в Торе более подходящий для этой даты раздел. Ибо главная тема здесь - грех разведчиков. Восьмого ава, тридцать три столетия назад, разведчики вернулись из своего 40-дневного осведомительного похода в Эрец Исраэль и так напугали евреев "великанами״ и "неприступными городами", что народ запаниковал и категорически отказался переходить границу Земли Обетованной. В ночь девятого ава евреи плакали над докладом разведчиков, и рассерженный Б-г установил эту дату как день плача и несчастий на все времена. А поколению пустыни Он сказал: "Никто из людей этих, из этого злого поколения не увидит хорошей страны, которую поклялся Я дать вашим отцам" (1:35).

Все это было очень давно. Последний из двух Храмов пал целых два тысячелетия назад. Почему же мы продолжаем скорбеть о нем, переживаем его гибель так остро, как будто это произошло вчера?

Ответ дает сама Тора. Из всех 12 сыновей Яаков-авину больше всех любил Иосефа, сына своей безвременно умершей жены Рахели, за которую он 14 лет батрачил на Лавана. Эта любовь вызвала ревность братьев. В конце концов, они тайно продали Иосефа в рабство, а затем показали Яакову рубашку Йосефа, смоченную в козьей крови. Они хотели убедить отца, что его младший сын был растерзан диким зверем.

Яаков поверил сыновьям, разорвал на себе одежды и погрузился в траур, из которого не выходил несмотря на все попытки детей утешить его. Яаков был безутешен целых 22 года, пока не узнал, что Йосеф жив-здоров и остался настоящим евреем, несмотря на сделанную им в Египте головокружительную политическую карьеру.

Б-г дает утешение лишь в том случае, если утрата реальна и необратима, если человек действительно умер и его не вернешь.

Если же он жив, скорбь близких не ослабевает. Вот почему сыновья Яакова не могли утешить его: ведь Иосеф нё умер.

Рассказывают, что однажды Наполеон проходил мимо парижской синагоги и до него донеслись всхлипывания и причитания. Срочно вызванный к императору глава синагоги объяснил ему, что евреи оплакивают разрушение своего Храма.

"Когда это произошло?" - спросил Наполеон.

"Восемнадцать веков назад", — последовал ответ.

"Что! - воскликнул император. - Восемнадцать веков, и вы все еще плачете!?" И затем он произнес свою пророческую фразу: "Если вы так долго оплакиваете свой Храм, то наверняка удостоитесь его возвращения". Утешается лишь тот, кто безвозвратно потерял. В Тиша бе-ав мы безутешны, потому что источник нашей потери до сих пор существует. Святой Храм будет заново отстроен. Главный Прораб пребывает в полном здравии, и бригада Его "строителей", пережившая двухтысячелетний простой, лишь ждет сигнала, чтобы засучить рукава и приступить к работе.

Судить справедливо

Моше говорит: "И повелел я судьям вашим: "Выслушивайте братьев ваших и судите справедливо каждого..."(1:16). На основе этой фразы в Талмуде выводится юридическое положение: "Судья не имеет права выслушивать одного из участников тяжбы в отсутствии другого" (трактат Санхедрин 76).

Взгляните на маленького ребенка. Какой он сладкий, чистый, невинный! Но не спешите умиляться. С первых минут своей жизни, с первого младенческого крика он решительно предъявляет миру свои жесткие, бескомпромиссные требования: "Хочу есть!" "Хочу спать!" "Не хочу спать!" "Опять хочу есть!" Никакие возражения и промедления не допускаются. Жизнь маленького ребенка - это сплошная проповедь беспредельного эгоизма: двадцать четыре часа в сутки, и так до 12-13 лет.

Когда ребенок отмечает свою бар- или бат-мицву, лучший подарок, который он приобретает - не золотая авторучка и не компьютер, а йецер а-тов, позитивное отношение к жизни, склонность к добру, ибо до совершеннолетия им владела лишь одна стихия - йецер а-ра, дремучий эгоизм, нежелание считаться ни с кем и ни с чем.

Известный раввин и мудрец рав Йонатан Эйбешюц (1690-1764 г.г.) еще в детстве отличался выдающимися способностями и не по возрасту серьезным отношением к учебе. Преодолевая естественное для мальчика желание побегать и поиграть с другими детьми, он все дни напролет учил Тору. Когда он отметил свою бар-мицву, его спросили, как ему удавалось столь успешно бороться с йецер а-ра и не поддаваться детским искушениям и соблазнам.

Юный реб Йонатан ответил: ״Тора учит, что судье запрещено выслушивать показания одного из участников гражданского процесса, если другой отсутствует. Поэтому когда йецер а-ра пытался отвлечь меня от учебы, я говорил, что не буду выслушивать его доводы, пока мне не исполнится 13 лет и йецер а-тов, другая тяжущаяся сторона, не явится на "суд", чтобы представить свои доводы".

р.Нахум Пурер - по книге "Тора на все времена"