Март 2017 / 5777

К главе Дварим

Предисловие: здесь будут переданы слова, которые Моше говорил народу в заиорданской степи начиная с 1-го числа 11-го месяца 40-го года Исхода.

Моше дает введение: история договора Вс-вышнего с Израилем. Назначение глав колен и иерархии управления. Передача судебных функций судьям и наказ о справедливом и нелицеприятном суде. История разведчиков, их греха и наказания. Дальнейшая история путешествия и войн Израиля. Заселение Заиорданья коленами Реувена, Гада и Менаше. Моше велит Йегошуа, своему преемнику, не страшиться царей Кнаана, и повторяет народу, что Сам Вс-вышний борется вместе с ним.

Между двумя вехами

Книга Дварим — это прямое обращение Моше к сынам Израиля, напутствие, которое он давал им за неделю до своей смерти. Завещание Моше было адресовано молодому поколению. Это поколение родилось в пустыне, не было в Египте, не знало рабства и вообще никакой другой жизни, кроме искусственных условий, созданных для евреев Вс-вышним в пустыне.

Моше рассказывает им историю народа Израиля— и что интересно, рассказывает им не о чудесах Исхода из Египта, казнях египетских и переходе через Красное море. Ибо в рассказе главное — не «поведать о славном прошлом». Главное — довести до их понимания, почему они, молодое поколение, родились в пустыне, а не в Земле Обетованной, чтобы не повторили они ошибок своих отцов.

Он объясняет им корень этой проблемы: их отцы — сыны Израиля сами, услышав рассказ разведчиков (см. гл. Шлах), не захотели выполнить повеление Вс־вышнего и войти в страну Израиля.

Недаром Шаббат, в который читается глава Дварим, всегда выпадает перед постом 9-го Ава, в который мы скорбим как по Первому, так и по Второму разрушенному Храму. И день, когда разведчики вернулись и рассказали народу, что в Земле Кнаан живут грозные непобедимые племена, — это тоже был день 9-го Ава. Мы читаем свиток Эйха, в котором пророк Ирмиягу пророчествовал о разрушении и бедствиях, которые постигнут народ. Слово «эйха» — это вопрос, но в форме трагического восклицания. «Как?! Как так могло случиться, что Иерусалим, город, верный Вс-вышнему, вдруг погряз в грехах и стал подобен блуднице?» — спрашивает Ирмиягу. «Эйха?» («Как я дальше смогу нести на себе непосильную вашу ношу?»)— спрашивает в нашей главе Моше.

Эйха — это вопрос, обращенный то ли к Вс-вышнему, то ли к самим себе: как это могло произойти? Как Вс-вышний мог допустить такое? Как мы сами могли пасть столь низко, чтобы это могло с нами произойти? Каждый человек — да и каждый народ — должен задавать себе этот вопрос и искать на него ответ.

Когда Адам и Хава нарушили единственную заповедь, данную им Вс-вышним, и вкусили от Древа Познания, они пытались спрятаться от Его гнева. И Он спросил Адама: «Айека?» («Где ты?») Где, на какой ступени ты стоишь теперь, после твоего падения?

Слова «эйха» и «айека» по-разному огласованы, но пишутся абсолютно одинаково.

Когда происходит непоправимое, человек спрашивает Вс-вышнего: «Эйха?» Когда человек опускается на недостойный его уровень, Вс-вышний спрашивает его: «Айека?»

Тора рассказывает, как Вс-вышний повелел ему назначить семьдесят мудрецов и судей, говоря: как (эйха?) могу один Я нести на себе все ваши ссоры между собой?

Необоснованная вражда была причиной разрушения Второго Храма. Народ Израиля в те времена разделился на множество непримиримых, враждующих между собой группировок. Маараль из Праги писал, что святость Храма существовала лишь в силу святости народа Израиля, но с момента, когда народ перестал быть народом, разбившись на противоборствующие группы, существование Храма потеряло свой смысл. Талмуд говорит, что римляне, разрушившие Храм, по сути дела, «размололи смолотую муку» — ибо в духовном смысле Храм был уже давно разрушен. В текстах скорбных траурных молитв — кинот, — которые мы читаем в пост 9-го Ава, где говорится о причинах разрушения, много упоминаний об этом. Ибо нельзя излечить болезнь, не разобравшись в ее причинах.

В наши дни, когда на исторических территориях Земли Израиля основано новое еврейское государство, острейшая проблема Израиля — попытка найти возможность более или менее безопасного сосуществования с живущими в стране арабами, составляющими большинство в Хевроне и Шхеме, Бейт-Лехеме (Вифлееме) и секторе Газа, а также в Восточном Иерусалиме. И пути к этому сосуществованию являются предметом непримиримых дебатов о будущем территорий, населенных арабами, дебатов, поделивших израильское общество фактически на два лагеря.

С одной стороны, мы можем отчасти понять поселенцев, сторонников идеи «единого и неделимого Израиля», насильно выселенных из своих домов в Газе, Иудее и Самарии. Они называют нынешнее правительство Израиля «преступным», считая его продолжателем пути тех самых разведчиков, отбивших у евреев желание заселять Землю, и самих евреев поколения Исхода, отказывавшихся поверить, что у Вс-вышнего хватит силы отдать им Землю, обещанную праотцам, в вечное наследство. Мелочность интересов и инфантильный страх привели к отчаянию и катастрофе.

С другой стороны, израильская леволиберальная интеллигенция заявляет, что чем дольше продолжается захват территорий, тем больше превращается Израиль из «обители справедливости» в «погрязшую в грехах блудницу», ибо, как они утверждают, все общественные нормы и принципы гуманизма попираются самим фактом израильской оккупации Иудеи и Самарии, где проживает три миллиона арабов.

Эта непримиримая вражда между «правыми» и «левыми», в которой не последнюю роль играют и религиозные партии, является угрозой для всей нации. Невозможность прийти к какому-либо консенсусу толкает общество к кризису и ставит под удар само существование еврейского государства.

И тут вспоминается восклицание Моше: «Эйха?»

Как разрешить эти бесконечные внутренние раздоры, разрывающие Израиль на части?

Пожалуй, нет в мире народа с такой же активной исторической памятью, как евреи. Две тысячи лет прошло с тех пор, как разрушен Второй Храм, но до сих пор миллионы евреев в разных частях света оплакивают его потерю. Однако народ, обладающий такой мощной коллективной исторической памятью, прежде всего должен уяснить себе, что недопустимо повторять ошибки, которые привели к разрушению и рассеянию по свету. Нужно уметь учиться на ошибках.

К чему призывает Моше своим восклицанием «эйха»? К мудрому лидерству. Дайте, говорит он, нам людей мудрых, понимающих, чье мнение будет авторитетным для всех. Ибо все проблемы — от отсутствия достойного лидерства. Тот, кто знаком с реалиями сегодняшнего Израиля, может подтвердить: страна, переживающая мощный экономический подъем, страдает от катастрофической нехватки адекватного руководства. И сам я, лично, призываю оба противоборствующих лагеря израильского общества набраться гражданского мужества, чтобы попытаться перейти к диалогу, попытаться разрешить главную экзистенциальную проблему еврейского народа — невозможность прийти к единству.

Сторонников территориальной целостности, готовых отдать жизнь за каждую пядь Земли, завещанной праотцам, я призываю вспомнить слова пророка Ирмиягу об иудейском царе Йошиягу, которому в праведности не было равных. Когда фараон, правивший в ту эпоху в Египте, захотел пройти по территории Иудейского царства, чтобы воевать с ассирийцами, пророк посоветовал царю Иудеи дать ему «коридор», не оказывать вооруженного сопротивления. Однако Йошиягу не послушал слов пророка, рассуждая: сказано в Торе — «И меч не пройдет по вашей земле». Даже меч, не несущий опасность. И он выступил с оружием в руках против египтян, потерпел от них поражение и был ими публично казнен.

Ошибка Йошиягу была в том, что он попытался догматично «подвести», «притянуть за уши» происходящие события к тому, что сказано в Торе. Такой подход таит в себе немалую опасность. Ибо кто сказал, что меч, который не грозит тебе, не может пройти по твоей земле? И кто сказал, что нужно быть готовым отдать жизнь за пядь земли, на которой живет другой народ? Тора — гибкое и многогранное учение, и тот, кто превращает слова Торы в оторванную от действительности догму, перестает ощущать реальность.

Сегодня мы видим, что борцы за территориальную целостность Израиля приводят слова Торы в качестве основного аргумента, не желая считаться с тем, как прореагирует на это международное сообщество. Неужели они так уверены, что сегодняшний духовный уровень евреев позволяет нам ожидать чудес от Вс-вышнего?

С другой стороны, я взываю к тем, кто требует «немедленного мира», готов на любую уступку, на любой шаг, который, по их мнению, сможет привести к заключению мира с соседями-араба-ми. Уверены ли вы, что арабы также хотят с вами мира? Или, публично говоря о мире, они мечтают об одном — стереть Израиль с лица Земли? Не продаем ли мы таким образом наши исторические земли за чечевичную похлебку?

Чтобы привести еврейский народ к взаимопониманию, необходимы мудрые лидеры. Необходим идеал, который бы разделяли, несмотря на разницу во мнениях, все противоборствующие стороны. Но сегодня, к сожалению, мы воочию видим то, что сказали мудрецы в Талмуде, в трактате Сота, о поколении, предшествующем приходу Мошиаха: лицо поколения — как лицо собаки. Свойство собаки, как известно, бежать всегда впереди хозяина,

время от времени оборачиваясь, чтобы убедиться, что хозяин идет следом. Так и сегодняшние лидеры Израиля: сначала заказывают опрос, каких изменений желали бы граждане страны в той или иной области политики, экономики, социальной сферы и т.д., — и только на его основе составляют собственное мнение по этому вопросу...

Земля Израиля — это земля, на которую всегда устремлен взор Вс-вышнего. Каждый день, в молитве «Шмона Эсрей», мы просим Его: «Возврати судей наших, какими были они вначале, и советников наших, какими были они в давние времена, и избавь (этим) нас от скорби и печали, и воцарись над нами, Ты, Вс-вышний, только Ты, в праведности и милосердии, и суди нас праведным судом!»

Да будет Воля Творца, чтобы мы удостоились воочию увидеть живое воплощение слов пророка Йешаягу: «Сион праведным судом обретет избавление, и вернувшиеся в него — милосердием!»

р. Пинхас Гольдшмидт  "Слово Торы"