Март 2017 / 5777

Несмотря ни на что — святы!

Мудрецы говорят: хорошее дело ведет за собой другое хорошее дело, а грех — тащит грех. Это наглядно видно из событий, связанных с бунтом Кораха и описанных в Торе сразу же после главы о разведчиках. Претензии Кораха и компании, предъявленные Моше, в первую очередь основаны на том, что он «вознесся над обществом», помазав своего брата Аhарона на должность Первосвященника («Все мы святы!» - кричат сторонники Кораха). Кроме того их возмущает, что он «не выполнил обещания и не собирается вести народ в Эрец Исроэль».

Когда Моше понимает, что успокоить волнения ему сейчас не удастся, он предлагает проверку: «Возьмите себе совки, Корах и все сообщники его, и положите в них огонь, и кладите на них смесь благовоний перед Б-гом завтра. И будет: человек, которого изберет Б-г, тот свят».

Итак, каждый из двухсот пятидесяти бунтовщиков, включая их главного идеолога, а также и АИарон, должны пройти тест на смеси для воскурений (кторет). Только один окажется свят, его приношение будет принято, ему предназначено Б-гом быть Первосвященником. Что ждет остальных, ясно не говорится, но слова «только один» значат многое.

Совсем недавно было завершено строительство Мишкана. это сооытие еще свежо в памяти всех евреев. И то, что случилось с Надавом и Авиhу, сыновьями Аhарона Коhена, тоже все хорошо помнят: в момент открытия Мишкана они решили принести кторет, и только воскурили, как огонь сошел с Неба и пожрал их души. Ужас этой внезапной смерти и глубокий траур смешались с праздничными торжествами.

Как объясняет Раши, идея Моше заключалась в том, чтобы остановить людей реальной угрозой гибели. Ведь если они рискнут, то ясно, что их неизбежно постигнет то же самое. Жив будет один — избранный Б-гом. Согласно Раши, получается, что идея проверки на воскурении принадлежала лично Моше.

Рамбан в своем комментарии приводит мнение Раши, и, кроме него, мнение Ибн Эзры, который говорит, что тест с кторет Моше получил как пророчество. Значит, таков был приказ Вс-вышнего.

Однако сам Рамбан придерживается третьего мнения: не было пророчества, но идея пришла к Моше от РуахЬ И а-Ко идет (Духа Святого). Ведь Моше много времени проводил в состоянии особой святости, и желание Творца было для него естественным образом известно и ясно.

В Торе написано: после того, что Моше столкнулся с хамством Датана и Авирама, он молит Вс-вышнего не принимать их приношений. Раши говорит: простой смысл этого посука заключается в том, что Моше просит Б-га не принимать приношение кторет от компании бунтовщиков. Опираясь на мнение Раши, полагающего, что идея кторет принадлежала Моше, можно предположить что он вдруг усомнился в своей правоте и подумал: а что если люди Кораха действительно принесут кторет, а с ними ничего не случится и будет достигнут обратный результат?! И он просит Б-га поддержать его. По идее понятно, что с точки зрения Ибн Эзры эта просьба излишня, если сам Вс-вышний велел провести такой тест. И действительно, Рамбан этот по-сук объясняет по-другому. Он говорит, что речь идет не о 250-ти сторонниках Кораха, но о Датане и Авираме, не участвовавших в приношении кторет. Моля Вс-вышнего не принимать их приношения, Моше имеет в виду их молитвы.

Так или иначе, странная просьба. Разве Моше не знает, что люди эти ведут себя как злодеи? (И уж тем более об этом знает Б-г!) Ведь не по своей воле назначил Моше Аhарона Первосвященником! Корах не в праве бунтовать! Бунтуя, он идет против воли Творца! Как вообще можно допустить, что Вс-вышний благосклонно отнесется к приношениям отступников, или, по версии Рамбана, к их молитвам?! Но тогда что означает просьба Моше?

Только одно: он понимает, что если проверка проводится посредством реального служения, есть вероятность, что Вс-вышний это служение примет. Служение любого еврея в любой момент и в любой ситуации может сработать. Даже молитва злодея может быть услышана. Вот Моше и просит об исключении из общего правила — просит не принимать ни служения, ни приношения, ни молитвы злодеев. И из этого мы делаем важный вывод: не бывает, чтобы без особого исключения искренняя молитва не принималась, а служение оказалось недействительным. И можно представить себе, как мощно влияют молитвы и Служение, направленные на высокие и добрые цели.

Кажется, достаточно для урока, и можно поставить точку. Но нет. Впереди еще один, не менее важный и поучительный момент.

Ужасная кара свершилась. Все двести пятьдесят бунтовщиков погибли. И тут Вс-вышний повелевает Элазару, сыну Аhаропа, извлечь совки из пожарища, ибо они освятились. Угли следует выбросить, а совки переделать в плоские листы и использовать как покрытие жертвенника, пусть служат напоминанием сыновьям Израиля.

Тора подчеркивает: вот, совки тех, кто грешил в своей душе, но поскольку эти предметы были принесены для служения перед Вс-вышним, они стали святыми, и должны в дальнейшем служить для Храма.

Здесь между Раши и Рамбаном вновь возникает спор. Раши говорит, что святость совков обусловлена их изначальным статусом — они были предназначены для служения в Храме.

Рамбан не соглашается: эти совки не могли стать святыми, поскольку не были предназначенными для правильного служения. (Как известно, оно не было принято). Совки стали святыми лишь в тот момент, когда Вс-вышний велел сделать из них покрытие для жертвенника. Именно это (второе) предназначение и есть причина их святости.

Развивая свою мысль, Рамбан отмечает: из перевода Онкелуса видно, что кторет, приготовленные для теста, с самого начала не могут быть признаны настоящими кторет. Онкелус ни разу на протяжении всей главы не приводит слово кторет с дополняющим его словом 6е-самим, которое означает специальную смесь ароматных трав, предназначенную для воскурения в Храме. Рамбан говорит: эта усеченность названия, к которой прибегает Онкелус, используется им по одной из двух причин: либо Моше взял для проверки не обычную смесь,  а только один или два ее компонента, либо настоящего« Служения не прозошло.

Похоже, Раши считает, что совки освятились по той причине, что идея проверки на кторет родилась у Моше из трагического примера Надава и Авиhу. Тест был нацелен на вразумление евреев, и спланирован с учетом того, что опасность несет настоящий кторет, используемый в несвоевременном служении. Более того, как мы видим из слов Раши, Моше поверил, что без специального распоряжения со стороны Б-га это приношение может быть принято. Поэтому он просил Его сделать исключение и не принимать. Следовательно, до момента пожара, произведенного Вс-вышним в знак непринятия, каждый из двухсот пятидесяти совков все-таки являлся элементом служения, и, не смотря ни на что, сохраняет святое предназначение.

р. Акива Йосович - по материалам вестника "Кol Уaakov"