Март 2017 / 5777

Молитесь как Моше

Гемора Брахот (34а) приводит два случая, свидетелем и участником которых стал Рабби Элиезер.

Однажды, один из его учеников, хазаня, очень долго и вдохновенно молился. Другие ученики подошли к учителю с жалобой: молитва слишком длинна. Однако, рабби Элиезер возразил: разве она длиннее той, которую совершил Моше? Ведь сказано (Дварим, гл. Ваэтханан):    «Я молился перед Б-гом 40 дней и 40 ночей». (Столько времени Моше молил Вс-вышнего о прощении народа за грех золотого тельца). Однако, второй случай, приведенный в Геморе, на первый взгляд, совершенно противоположен. Другой ученик рабби Элиезера, став однажды хазаном, молился очень недолго. И это также вызвало неудовольствие остальных. Они сказали учителю, что молитва слишком коротка. Рабби Элиезер отвечал: «Разве его молитва короче, чем у Моше, который молил о прощении сестры и произнес не более пяти слов?» Действительно, в конце нашей недельной главы, мы читаем о том, как Мирьям, обращаясь к Аhарону, сравнила своего брата Моше с другими пророками. Наказание последовало незамедлительно. Вс-вышний, указав Мирьям и Аhарону, на то, что их позиция не только неправильна, но и опасна, поскольку несет в себе неуважение к Моше, покрыл кожу Мирьям цораат (проказой). Аhарон немедленно повинился перед Моше. Он попросил прощения для себя и сестры, и умолял спасти Мирьям. Моше обратился к Б-гу без промедления. И его молитва действительно состояла лишь из пяти самых коротких слов.

Гемора Брахот (32б) приводит высказывание рабби Ханина, говорящего от имени рабби Ханины:    тот, кто совершает длинную молитву, обязательно получает отклик, его просьбу слышат и удовлетворяют. На основании этого, говорит Маhарша, для искупления греха золотого тельца понадобилась большая молитва, поскольку грех этот был очень велик. "Но для прощения Мирьям, чей грех не так велик, достаточно было короткой молитвы. Если так, то рабби Элиезер оправдывает своих учеников, зная, что их ситуации различны—одному нужна длинная молитва, а другому хватило короткой.

В отличие от объяснения Маhарши, Мидраш Сифри говорит следующее. Моля о Мирьям, Моше не читал длинную молитву, чтобы евреи не сказали: его сестра страдает, а он длинно говорит с Б-гом. Раши, толкуя Сифри, приводит две версии. Первая: чтобы не сказали, что сестра страдает, а брат не торопится. Вторая, противоположная, - ведь могут сказать, что брат долго молится именно потому, что это его сестра, за чужих он бы так не молился.

Интересно, спросит читатель, как можно узнать, была ли уважительная причина для короткой молитвы у первого ученика рабби Элиезера? Почему он его оправдывает?

По первой версии Раши, рабби Элиезер оправдывает сокращение молитвы тем, что ждущим спасения евреям, ради которых произносится громкая повторная молитва, не придется долго ждать и страдать. По второй версии Раши, оправдание основывается на том, что ученик сократил свою молитву, чтобы не сказали, что для себя он молится дольше, чем для других. Но как Сифри объясняет разный подход Моше к ситуации золотого тельца и ситуации Мирьям?

По первой версии предлагается следующие. Молясь о прощении греха собственной сестры, Моше просит о личном, и потому молится коротко, а прося прощения за грех золотого тельца, он молится за общину, и потому может молиться дольше, не опасаясь претензий. По второй версии, долго молиться во время страданий сестры невозможно, но в ситуации золотого тельца с народом, в физическом отношении, не было ни каких проблем (по крайней мере, в тот момент), и Моше позволил себе вложить максимум в молитву. Он просил не столько о немедленном спасении, сколько об исправлении своего поколения и всех последующих.

Гемора Брахот приводит слова рабби Яакова, сказанные от имени рабби Хисда. (Это еще один подход к Молитве, вытекающий из короткой молитвы Моше о сестре). Человек, который просит о спасении кого-то, не обязан упоминать его имени. Вс-вышнии и так все знает. Моше так сократил молитву, что имя сестры в нее не вошло. Книга Зоhар обращает внимание на молитву Яакова, который просил Вс-вышнего о спасении «от брата, от Эйсава». И делает вывод: очень важно упоминать имя того, с кем связана молитва, несмотря на то, что Вс-вышний все знает.

Отметим, речь идет не о спасении Эйсава, но о спасении от него. Конкретную проблему в молитве нужно обозначать. Эйсав - проблема.

В Поским написано: молясь о ком-то, не упоминай его имени, если он рядом. Мирьям была рядом с Моше, поэтому он ее не назвал. Напрашивается вывод: Эйсава рядом не было, значит, его следовало назвать по имени.

р. Акива Йосович - по материалам вестника "Кol Уaakov"