Апрель 2017 / 5777

«Неправильное место»?

В Свитке Торы, как раз в середине нашей недельной главы, мы обнаруживаем «допущенную сойфером двойную ошибку». Это две перевернутые буквы «нун», Словно обрамляющие два посука — 35-й и 36-й.

В Талмуде, в Трактате Шабат, находим обоснование такой «странности». Оказывается, эти два посука «стоят не на своем месте». Они находятся здесь потому, что Вс-вышний хотел разделить между наказанием и наказанием.

Тут возникают новые вопросы, но прежде, чем искать на них ответы посмотрим, что это за посуки?

«И было, когда поднимался ковчег в путь, говорил Моше: восстань Вс-вышний и рассеются враги Твои, и побегут ненавистники Твои от Лица Твоего. А когда останавливался ковчег, он говорил: оборотись, Творец, к десяткам тысяч семейств Израилевых!»

Казалось бы, все здесь на своем месте. Моше произносит молитву, когда ковчег начинает движение. Ковчег останавливается, и Моше вновь обращается к Б-гу с мольбой. Евреи идут с горы Синай, вместе с ковчегом. В чем проблема? Ведь это не единственное место в Торе, где говорится о передвижении евреев. Почему оно «не правильное»? И что понимать под желанием Б-га разделить между наказанием и наказанием?

Посмотрим, что предшествует первой перевернутой «нун», и что следует за второй.

Начнем, как говорится, с конца, это несколько проще для нашего понимания. После второй неправильной «нун», Тора сообщает ясно: «...они (евреи) жаловались на трудности пути, и тогда пришел огонь и пожрал край стана...» Ясно: согрешили - получили по заслугам. Но что имеется в виду под наказанием,. предшествующим первой перевернутой «нун»? На этот счет есть множество мнений и споров. Давайте внимательно посмотрим, о чем идет речь перед первой «неправильной» оуквой. После дарования Торы Моше беседует с Итро, предлагая тестю идти вместе с народом. Евреи пошли с горы Синай, были в дороге три дня. Облако Вс-вышнего сопровождало их.

Где грех и где наказание? Ни слова!

Рамбан объясняет: есть Мидраш, где сказано, что евреи, покидая гору Синай, были рады, подобно ребенку, сбежавшему из школы. Они опасались, что если задержатся, Творец добавит им еще заповедей. И вот, за эту поспешность и за эти опасения последовало наказание. Хорошо, ясно. Народ был неправ. Но как он был наказан? Опять ни слова!

Рамбан говорит: получается, что Талмуд называет «наказанием» уже сам грех. Если бы это было не так, то евреи попали бы в Израиль немедленно, а не блуждали бы по пустыне 40 лет! «Но позвольте, - скажет читатель, - тут нестыковка! Ведь Тора совсем иначе объясняет столь длительную «прогулку»! Согласно Торе, все дело в грехе разведчиков!»

Возразить на это можно так: не было бы первого греха — радости при уходе с горы Синай, - не «попали» бы евреи на следующие грехи, т.е. не наделали бы новых ошибок.

Самая большая сложность, связанная с трактовкой Рамбана, - в том, чтобы понять, в чем и как проявился этот первый грех. Есть два места (и оба в нашей главе), когда Тора сообщает, что передвижения евреев происходили по слову Б-га. По Его слову народ двигался и по Его же слову останавливался. Тогда в чем выражалось недостойное поведение? Почему Рамбан сравнивает евреев со школьником, сбежавшим с уроков?

И вот здесь самое интересное! Тот факт, что этот грех не записан в Торе, говорит о том, что он не был явным, т.е., не был видимым стороннему наблюдателю. Даже Моше мог бы об этом не узнать никогда, если бы Вс-вышний не предпринял определенные меры, а именно, если бы не велел ограничить данное место в Торе перевернутыми «ж/н». Именно внутреннее состояние народа было не таким, как должно. Перевернутые «ш/н» - намек, способ неявно дать понять о некоем скрытом непорядке. Не правильно было бы сказать, что народ бежал с горы. Не было открытого действия, которое бы показало со всей очевидностью неправильное поведение евреев. Именно внутренне состояние людей, «неполадки» в области духовной, имели здесь место. По крайней мере, если мерить той меркой, которая в тот исторический момент соответствовала их духовному уровню, все у них могло быть, должно было быть выше.

Что получается? Сегодня при прочтении недельной главы нам и в голову не пришло бы, что с посукамй 35-м и 36-м что-то не так, - если бы не обозначенные границы. И это очень важный момент, из которого следует сделать совершенно определенные выводы!

Когда мы говорим о грехах великих людей, нужно понимать, что все не так просто, как это может показаться нам при нашем духовном уровне и нашем восприятии. Нам следует смотреть на поколение, вышедшее из Египта, на его взлеты и ошибки, через призму понимания уровня тех людей. При этом не следует забывать, что Тора обращается к нам, учитывая и наш уровень. Тора в переводе — Учение. Нельзя читать ее, как и стори к о -приключёнческий роман. Ее главы дают нам информацию такой глубины и важности', какую не даст ни одна другая книга в этом мире. Рав Гифтер, светлой памяти, говорит: посук 35-й можно понимать как мольбу Моше о помощи рассеять внутреннего нашего врага — йецер hapa. Если мы испытываем чуть больше радости, чем следует, это всегда должно служить сигналом тревоги. И как только раздается такой сигнал, нужно немедленно начинать просить Вс-вышнего о помощи.

Есть еще один красивый намек в этом месте Торы. «Нун» - это не только буква, но и слово. На арамейском оно означает «рыба». В известном диалоге между Рабби Акивой и Папусом бен Иеhудой еврей без Торы сравнивается с рыбой, выбросившейся из речки на берег. Получается, говорит «Кли Якар», что в этом месте Торы перевернутая «рыба» дает нам вполне ясный намек.

На эту тему рав Гифтер любит рассказывать такую историю.

Один из раввинов города Вильно, рав Шломо hа-Коhен, почувствовав слабость и недомогание, пошел к врачу. И тот предписал: Тору учить следует с меньшим рвением, зато чуть больше позволять себе отдыхать! Пациент поблагодарил доктора, пришел домой и снова засел за книги. Семья стала давить: «Что тебе врач сказал?!» «Я без Торы сразу умру. Врач говорит, что если буду учиться, тоже умру. Так лучше умереть с Торой чем без неё!»

- То есть, - говорит рав Гифтер, - вдумайтесь, как же велик взгляд Рамбана на Тору! Благодаря маленькому намеку он объясняет глобальные вещи. Во-первых, как далеко наше понимание от того уровня, на котором находилось поколение Исхода. (Если мы не понимаем позицию рава Шломо из Вильно, жившего всего 150 лет назад, то что говорить о наших праотцах?!) И, во-вторых, из маленького намека в виде двух неправильных букв Рамбан помогает нам сделать выводы о той большой опасности, которая сопряжена с малейшим снижением духовного уровня. Велика и глубока наша Тора! И велики наши Мудрецы, дающие нам понимание ее!

р. Бецалель Мандел  - по материалам вестника "Кol Уaakov"