Октябрь 2017 / Хешван 5778

Неравнозначные проступки

Главу Шлах трудно читать. Она начинается позитивно, но тон, которым говорит Тора, быстро меняется. Весь еврейский народ должен немедленно войти в Израиль. Евреи мечтают о земле, текущей молоком и медом. Готовясь к такому решающему шагу, они направляют в Кнаан 12 разведчиков. Однако 10 из них по возвращении рассказывают о всяких ужасах.

Сложно понять логику разведчиков. Каким, интересно, они представляли себе другой вариант? Куда идти, если не в Израиль? Остаться навечно в пустыне и странствовать, подобно бедуинам? Будет ли Вс-вышний держать их тут и дальше, в то время, как это не соответствует Его плану? Как бы то ни было, позиция разведчиков, описывавших ужасы увиденного, повлияла на часть народа, и общая мечта была похоронена. Разведчики-злодеи тотчас приняли страшную смерть, а всех евреев от 20 до 60 лет Вс-вышний приговорил умирать в пустыне — они никогда не войдут в Землю Обетованную.

Очень скоро люди признали свою ошибку. Часть народа выказала готовность идти в Израиль немедленно, вопреки призывам Моше не делать этого, поскольку Б-г уже не с ними. Моше не послушались. Желая искупить грех и все исправить, они готовы были забыть об опасности. Но, как рассказывает Тора, поджидавшие их кнаанеи и амалеки устроили свирепую резню и уничтожили всех смельчаков.

Однако и это еще не все. Глава заканчивается тем, что нашелся еврей, собирающий в Шабат дрова. Свидетель сделал ему предупреждение, однако тот продолжал в том же духе. Состоялся Бейс Дин. Согласно его решению, пришлось подвергнуть нарушителя смертной казни - забить камнями в присутствии всего общества.

Получается, что в одной небольшой главе Тора рассказывает о трех грехах: первый совершается почти всем народом, во втором участвует группа людей, а третий грех - личный, грех одного человека.

На самом деле, эти грехи неравнозначны по своей сути.

Талмуд (Трактат Бава Батра, 118б), рассматривая то место в Торе (глава Пинхас), где говорится о дочерях Цлофхада, обратившихся к Моше с просьбой о получении надела в Израиле и аргументирующих свое желание тем, что «отец их умер в пустыне, а сыновей не имеет», - говорит: этими словами они сообщают Моше, что отец не участвовал в бунте Кораха. Отсюда видно, что те, кто участвовал, не имеют прав на надел. Талмуд добавляет: из слов дочерей вытекает, что их отец не был и среди тех, кто поверил разведчикам. Он умер в наказание за личный грех, что не аннулирует прав его наследников, и они могут рассчитывать на надел в Эрец Исроэль.

О каком же грехе Цлофхада идет речь? Б чем была причина его смерти? В Талмуде, в Трактате Шабат (96б) приводится следующее мнение Рабби Акивы: Цлофхад был тем самым человеком, который собирал дрова в Шабат. Рабби Иеhуда бен Бетейра спорит с Рабби Акивой:    это в корне не верно, считает он. Если Цлофхад действительно собирал дрова, а Тора скрывает это, ограничиваясь упоминанием того, что у Цлофхада был личный грех, то на каком основании Рабби Акива берет на себя смелость открыть суть этого проступка? А если такого нарушения не было? Тогда это оскорбление имени цадика! Да, в Торе ясно сказано, что Цлофхад согрешил. Возможно он был в группе тех, кто поднялся в Израиль, когда делать этого уже не следовало, - говорит Рабби Иеhуда.

Что же получается? Рабби Иеhуда называет Цлофхада праведником, в то время, как Тора говорит, что он согрешил?

Как это понять?

Рабби Иеhуда, трактуя слова дочерей Цлофхада, делает вывод, что тот питал такую большую любовь к Израилю, что был готов пожертвовать жизнью, чтобы доказать неправоту разведчиков.

А вот что говорят наши Мудрецы: аргументы, выдвинутые дочерями Цлофхада, на самом деле показывают, насколько сильна их любовь к Израилю. Они ведь из колена Иосефа, а тот так стремился в Израиль, что перед смертью просил своих братьев доставить туда его останки, когда они выйдут из Египта.

Рабби Акива основывает свое мнение на том, какую информацию несут в себе слова дочерей Цлофхада — «наш отец умер в пустыне». А глава о нарушителе Шабата начинается такими же словами: «И были сыновья Израиля в пустыне, когда они нашли человека, собирающего дрова в день Шабата».

Но почему же Рабби Акива решается раскрыть грех Цлофхада, являющийся, по его собственному мнению, самым страшным из всех возможных личных грехов того периода?

Тосафот, рассматривая Трактат Бава Батра, приводит Мидраш, из которого следует, что случай со сбором дров произошел сразу после истории с разведчиками. Такая хронология не случайна, поскольку нарушитель имел определенное намерение! Дело в том, что в этот момент в среде евреев пошли разговоры, оказывающие негативное влияние на все общество: «Раз уж нас приговорили к смерти в пустыне и мы не войдем в Израиль, значит, законы Торы нас ни к чему не обязывают!» И вот, некий праведник решил публично нарушить Шабат, получить страшное наказание и, принеся себя в жертву, преподать соплеменникам впечатляющий урок.

Похоже, мнение Рабби Акивы не противоречит мнению Мидраша. И, по трактовке Рабби Акивы, Цлофхад не является страшным грешником — ведь он руководствовался правильным намерением.

Таргум Ионатан в нашей недельной главе приводит другой вариант той же идеи. Евреям было известно, какие действия запрещены им в Шабат. Однако они не знали точно, какое наказание положено за нарушение запрета. Это приводило к разболтанности. Бот человек и вышел собирать дрова, хорошо понимая, что и зачем он делает.

Маhарша в своем комментарии на Талмуд (Трактат Бава Батра), спрашивает: если этот еврей был действительно праведником, как смог совершить он такой страшный проступок?! Ведь Тора запрещает грешить даже во имя урока, предназначенного другим людям.

(Мы опираемся на правило, что грех никогда не приводит ни к чему хорошему. Публичное совершение греха не может положительно повлиять на тех, кто это видит. Даже если затем последует ужасная и впечатляющая кара, в момент совершения греха, присутствующие неизбежно подвергаются плохому влиянию, что недопустимо!)

На свой вопрос Маhарша дает интересный ответ: по закону Торы, нарушение запрета на тридцать девять работ в Шабат является нарушением только тогда, когда человек действует ради получения обычного для такой работы результата. Например, запрещено делать яму в Шабат. Но если нужен песок, и кто-то набрал его без намерения выкопать яму, его действие не является нарушением Шабата по Торе. Таким образом, говорит Маhарша, тот кто знает, что не нуждается в дровах, но собирает их, чтобы научить чему-то людей, не нарушает запреты Торы. Б любом случае, Бейс Дин должен его наказать, поскольку признаки, показывающие, что человек имел благое намерение, отсутствуют. Свидетели, увы, не могут подтвердить, что дрова ему не нужны.

Что интересно, согласно Таргум Ионатан, слова дочерей Цлофхада о смерти отца из-за личного греха, следует понимать так: отец ни на кого плохо не повлиял и не подтолкнул к греху. И именно отсутствие плохих последствий является доказательством того, что человек, на самом деле, не совершил грех.

р. Акива Йосович  - по материалам вестника "Кol Уaakov"