Апрель 2017 / 5777

Вторых ролей нет!

Недельная глава Насо продолжает перепись семей в колене Леви. В предыдущей главе этой процедуре уже подверглись семейства Кеhата — второго сына Леви. Сейчас на очереди Гершон и Мерари — первый и последний из его сыновей. Мидраш Раба объясняет: Тора ставит Кеhата на первое место, так как мужчины его семьи носили Ковчег Завета. Именно в знак уважения к этой миссии Тора пренебрегает первородством. Как доказательство, Мидраш приводит посук из Теhилим: «Екара hи мипниним» - «Важнее она (Тора), чем Пниним» (Пниним — Коhен Гадоль во время службы в Святая Святых). «Кли Якар» ставит на этот Мидраш вопрос. Если Гершон был первенцем, то почему его семье не дали нести самое важное — Ковчег? Объяснение таково. Мидраш говорит нам о том, что Тора принадлежит не кому-то исключительному, избранному, но всему еврейскому народу. Она важнее службы в Святая Святых именно потому, что эту службу может исполнять один-единственный человек. Если бы выделили первенца и назначили его семью исполнять почетную миссию по переносу Ковчега, это противоречило бы тому, что сказано выше. Рядом с Торой первородство не действует.

Далее в «Кли Якар» говорится, что даже тот почет, которым Тора удостаивает семейство Кеhата, это почет не к нему, но к самой Торе, которую он несет. В нашей главе написано: «Считайте сыновей Гершона так же...».

Что Тора имеет здесь в виду? В различных комментариях предложены разные объяснения этого места. Так, «Даат Зекейним» пишет: можно было предположить, что по той же причине, по которой семья Кеhата посчитана первой, остальных считать вообще не нужно. Если исходить из того, что Кеhат «интересен», т.к. носит Ковчег, то члены остальных семейств не имеют самостоятельного значения, - и зачем их считать? Чтобы мы не впали в это заблуждение, Тора говорит: «Сосчитайте не только Кеhата, но остальных тоже!»

Напомню: две недели назад мы говорили о том, что перепись еврейского народа нужна была не для статистики. Она определила для каждого еврея его личное место: его миссию, его роль в судьбе всего народа. Благодаря «Кли Якар», можно понять следующее. Кеhат, члены семьи которого имели должности при Ковчеге Завета, являвшемся ценностью Для всего народа, - вносили свой индивидуальный вклад во всенародную поддержку Торы. Остальные члены колена Леви, помогавшие служению в Храме (другие евреи не имели на это права), выполняли совместную миссию (как, например, рядовые армейского подразделения). Напрашивается предположение, что их не нужно считать поименно, в отличие от остальных евреев, и в отличие от семейства Кеhата.

Но Тора утверждает, что даже в Храмовой службе возможна индивидуальная работа, а потому велит переписать семью Гершона и Мерари так же, как семейство Кеhата.

Рав Мойше Файнштейн, светлой памяти, дает свое. интересное объяснение слов «так же». Он говорит: именно сейчас, когда благодаря святой миссии, возложенной на семью среднего брата, произведен особый подсчет ее членов, все остальные семьи колена Леви чувствуют, что им доверены не менее важные и не менее почетные обязанности. Поэтому их собственная перепись воспринимается ими как такое же важное мероприятие, какое только что состоялось в семействе Кеhата.

Рав Файнштейн объясняет: для любого еврея необходимо осознавать свое место и уникальность. «Я особенный! Мои возможности соответствуют той миссии, которая доверена мне. Ответственность на мне, несмотря на то, что есть начальство». Говоря «так. же», Вс-вышний показывает семействам Гершона и Мерари, что они не менее важны, чем семейство Кеhата.

Найти для себя «самую важную деятельность», которая наилучшим образом соответствовала бы возможностям, не так просто. Но «комплимент» свыше плюс разумное самоуважение обязывают еврея увидеть в себе потенциал, который позволит подняться на уровень, ничуть не ниже наивысшего.

р. Акива Йосович - по материалам вестника "Кol Уaakov"