Октябрь 2017 / Тишрей 5778

Каковы твои намерения?

Евреи собрали Мишкан в пустыне. Основным материалом для его постройки послужили деревья — кедры ливанские. Интересно, откуда они там взялись? Мудрецы говорят: перед тем, как сойти в Египет, Яаков захватил с собой семена этих деревьев. Он передал их своим сыновьям и завещал посадить в землю, по прибытии в Египет. Евреи еще понятия не имели о том, что им предстоит — они не знали ни о будущем рабстве, ни об Исходе, не знали, тем более, что займутся постройкой Мишкана (Переносного Храма), и что с момента выхода из Египта пройдет целый год странствований по пустыне, прежде чем Вс-вышний повелит обустроить место, наилучшим образом подходящее для Его Присутствия в этом мире.

Странно, зачем Яаков за 200 лет до Исхода хлопотал о семенах каких-то деревьев? Зачем он завещал, чтобы перед Исходом их вырубили и (в течение почти целого года!) таскали за собой по пустыне?! Он знал, что стволы пригодятся, потому что обладал сильным пророческим даром? Он учитывал непревзойденные качества древесины этих деревьев (сверхпрочная, не подверженная воздействию воды и солнца, стволы достигают 40 метров...)? Хорошо! А не проще ли было завещать, чтобы евреи пошли из пустыни в Ливан и купили там подходящие деревья, столько, сколько им нужно?! Тем более, что в то время (после многих, явленных Б-гом великих чудес) все народы мира трепетали перед евреями, уважали так сильно, что постарались бы продать им товар наилучшего качества по самой разумной цене.

Зачем же нужна была Яакову такая морока?

Ответ на этот вопрос можно найти в истории Рабби Хии, описанной в Талмуде.

Он был всего лишь меламедом. Учил детей Торе. Он делил их на группы по пять человек и каждую группу снабжал собственноручно написанным Свитком Торы. Вообще, каждый Свиток, выходивший из его рук, изготавливался им от начала и до конца. От самого начала и до самого конца! Рабби Хия не только вписывал в него букву за буквой, но и собственноручно делал кошерный пергамент, получая его путем особой и весьма кропотливой обработки из оленьих шкур. Где он брал оленей? Ловил! Он резал их своими руками, мясо раздавал бедным и сиротам, а кожу забирал для себя, точнее не для себя, а для Б-га — для будущих свитков Торы. Чем он ловил оленей? Сетями, которые сам и плел из нитей, скрученных им из льняной пряжи. Он свое поле засевал семенами льна, сам обрабатывал урожай, сучил пряжу — все сам! Зачем это было нужно? Разве не проще приобрести готовый кошерный пергамент и написать на нем Тору?! А высвободившееся время потратить на что-то полезное и достойное! Это же сколько мороки и возни! Зачем тогда нужны специалисты, профессионалы, знатоки своего ремесла? Как вы думаете?

Строго говоря, Раби Хия мог бы купить этот пергамент у скорняка. И точно так же он мог заказать сойферу написание Свитка Торы. И первый, и второй, скорее всего, обеспечили бы ничуть не худший уровень исполнения. Но Раби Хия не мог им доверить такую работу, поскольку не мог положиться на намерения тех, кто трудится за плату.

Свиток, написанный не за деньги, но во имя Небес, обладает особыми свойствами, его текст приобретает иное качество. Тот, кто учит Тору по этому Свитку понимает глубже, запоминает лучше. Но ведь пишут же Свитки и сойферы! (Сказано в Талмуде, что сойфер не обогатится, если будет писать ради парносы, заработка. Но если будет писать во имя Небес, Б-г даст ему богатство).

Вот так, не полагаясь на намерения специалистов, Раби Хия предпочитал все, от начала и до конца, делать самостоятельно — во имя Творца.

Тот же мотив двигал и Яаковом. Чтобы все в строительстве Мишкана основывалось на чистом намерении, он распорядился сажать кедры. Пусть растут во имя Небес.

Этим же объясняется и то, что для руководства всеми работами Вс-вышний избрал Бецалеля. Помимо роли руководителя стройки, Он наделил его ответственностью за распределение всех принесенных для Храма пожертвований. Среди них попадались такие, которые Бецалель выбраковывал, - они несли на себе отпечаток не самых чистых намерений. Всё, что было принесено, подвергалось тщательной сортировке. Самое чистое — пошло на изготовление Меноры, Ковчега Завета, особо святой утвари.

Именно потому, что Переносной Храм в пустыне создавался особым образом — с побуждениями высочайшей чистоты (от посадки ливанских кедров до малейшей детали), Вс-вышний не позволил разрушить его чужим народам. Мишкан со всеми его принадлежностями захоронили по закону Торы, как хоронят святыни. Если вспомним историю, то и Первый Храм, и Второй были уничтожены врагами. Евреи не успели захоронить храмовые принадлежности. Потому что чуть-чуть не достало чистоты намерений во время их возведения. Так при строительстве Первого Храма использовался труд чужеземных рабочих, присланных царем Хирамом. А Второй Храм вообще был отремонтирован Иродом.

Не стоит думать, что все это не имеет к нам отношения, поскольку сегодня о таком уровне святости мы не можем даже мечтать. На самом деле, успех любой работы, любого начинания, предпринятого евреем и сегодня зависит от его мотивации.

Задайся вопросом, что побуждает тебя делать то или иное, и постарайся честно ответить! Хочешь помочь деньгами изучающим Тору? Построить дом? Обзавестись семьей? Если ты делаешь это во имя Небес, начинание будет успешным — Бейс-Мидраш никогда не опустеет, дом простоит века, семья не разрушится, но будет крепкой и счастливой.

Если же за всем этим стоит хоть малая корысть (прославлюсь как спонсор, построю дом, чтобы снискать уважение, женюсь, потому что мне нужна женщина), увы, велика вероятность, что все это быстро рассыплется.

р. Арье Аминов