Август 2017 / Ав 5777

Сказано: " Ашер (Когда) вождь согрешит..." ( Ваикра 4:24). Может быть, это обязанность?... Нет, следует понимать слово ашер, как «если согрешит» (hорайот 10а). Наверное, более странного места не найдёшь во всей Торе. Ещё бы, - высказывается предположение, что вождь (читай - царь) обязан согрешить, да ещё и вынужден за это приносить искупительную жертву. Дальше - больше. Вместо того, чтобы высмеять это нелепое предположение, Гемора приводит доказательство из стихов Торы, что оно не верно. Другими словами, ответ на этот вопрос настолько неочевиден, что Вс-вышний вынужден закладывать в Тору прямое указание - нет, царь грешить не обязан. В чём же тут дело? Давайте зададимся немного посторонним вопросом. А, собственно, откуда известно, что под словом "вождь" имеется в виду царь?

Ответ содержится в этом же стихе: "Если вождь согрешит и сделает что-либо наперекор одной из запрещающих заповедей Б-га, Всесильного его, по ошибке, и провинится..." (Ваикра 4:24). Имя Вс-вышнего явно необязательно - о чьих же ещё заповедях может идти речь? Так вот, оно присутствует в тексте для того - чтобы дать понять, что речь идёт о человеке, выше которого только Творец, то есть царе.

А теперь давайте посмотрим на ситуацию глазами царя. Сама Тора подчёркивает его исключительность и высокое положение - над тобой нет вообще никакой человеческой власти. Как здесь не задуматься о собственной значимости! Так вот, Тора решительно возражает. До такой степени, что в рамках нашего мировоззрения допустимо предположение, что сидящий выше всех человек обязан согрешить - чтобы, как говорится, не держал голову слишком высоко.

Более того. С точки зрения Торы, человек, облеченный некой властью, на самом деле получает её не как награду, а как задачу, требующую выполнения. Гемора определяет это положение неожиданным, хотя и знакомым нам словом: "рабство". Иначе говоря, начальник - раб общества. Читаем у пророка Шмуэля (Млахим 2, 15:5): "И поразил Г-сподь царя, и был он прокажённым до дня смерти своей, и жил в доме свободных". Позвольте, получается, что царь не был свободным (то есть был рабом!) все годы, что был здоров! Именно так. Ведь царская корона даётся еврею для исполнения определённых обязанностей перед народом. Вспомним, как евреи просили пророка поставить над ними царя -ведь не для развлечения он был нужен (смотри Шмуэль 1, 8). А ведь ясно, то, что предназначено для обслуживания иного, ему подчинено. Следовательно, царь подчинён народу, то есть является его рабом. Собственно, это можно сказать о каждом - ведь все мы живём среди людей, взаимодействуем с ними и как-то от окружающих зависим, так же, как и они от нас. Это похоже на человеческий организм. Сердце, являясь царём органов, снабжает всё тело питанием и фактически обеспечивает их жизнь. Все органы зависят от сердца. Но ведь и само сердце подчинено остальным органам - попробуй откажись снабжать кровью, скажем, печень! Также и все прочие части тела в той или иной степени кому-то что-то дают или от кого-то что-то получают. Нет ни одного органа, который бы не зависел от других и от которого бы не зависели другие.

Точно также устроен народ Израиля. Все" мы - части единого организма. Каждый зависит от каждого. Более того, чем выше занимаемое человеком место, тем выше ответственность и, пропорционально, сильнее зависимость (во всяком случае, так должно быть, но это уже совсем другая история).

Правда, есть одно исключение. Оказывается, существует человек, которого Тора от этого рабства освобождает. Кто же этот «счастливец»? Ответ прост и неприятен - прокажённый. Ему Вс-вышний предписывает: "...одиноко будет сидеть вне стана..." (Ваикра 13:46). Ясно, что в таком случае нечего и говорить о взаимодействии и, соответственно, о зависимости. Кстати, пещеру, в которой сидел упомянутый выше прокажённый царь, можно по сей день видеть в Иерусалиме у подножия Масличной горы.

Скоро Песах - время нашей свободы. Свободы от власти царств, от власти своего дурного начала. Многие вещи в ночь Седера мы делаем именно так, как это принято у важных людей. Но не будем забывать, что положение, как говорится, обязывает. И вообще, не всякая свобода - благо, а рабство не всегда зло.

р.Шимон Анетдинов (По книге Маараля «Хидушей агадот»)