Апрель 2017 / 5777

Особая ценность

Первый посук недельной главы гласит: «И вот законы, которые ты должен выложить перед ними»... И далее один за другим приведены все законы, касающиеся имущественных отношений между людьми.

Талмуд (Трактат Гитин 88 б) учит: повеление Б-га о том, чтобы законы были выложены «перед ними» указывает, кому, в первую очередь, Моше должен эти законы передать. «Они» - это избранные руководители поколения, старейшины, слышавшие первое изложение Торы от Моше. (В дальнейшем он будет обучать Торе всех евреев).

Мудрецы Талмуда считают: поскольку те же слова были переданы потом всем евреям поколения, это обязывало их по спорным имущественным вопросам обращаться исключительно к компетентным судьям, сведущим в законах Б-га, и обязательно(!) евреям. Раши объясняет. Б случае тяжбы между евреями запрещено обращаться в нееврейский суд, даже если известно, что законы, которыми он руководствуется по данному спорному вопросу, полностью совпадают с законами Торы. Мудрецы, в связи с этим, приводят следующую цитату из Теhилим (147): «Рассказывает Он заповеди Свои Яакову, повеления и законы Израилю. Не сделал Он подобного для любого другого народа и законов они не знают». Нельзя судиться евреям перед другими народами. Такие судьи не смогут использовать законы Б-га, так как не передал им этого Вс-вышний.

Слова «рассказывает Он заповеди Яакову» означает, что представителей других народов эта информация не касается. А значит, ее нельзя им передавать.

Законы Торы для еврея - часть его жизни. Даже если в данный момент они как будто его «не касаются».

Разумеется, не в каждую минуту своей жизни тот или иной еврей должен исполнять какие-либо имущественные обязательства, например, выплачивать долги, или составлять завещание, или компенсировать причиненный кому-то ущерб... Однако, и при некоторой «отстраненности», законы, связанные с имущественными отношениями (то есть, отношениями между людьми) составляют часть жизни еврея, часть его личности, - уже потому только, что он еврей.

По той же причине еврейский судья является активным носителем законов, данных Б-гом.

Нееврейский судья, старающийся разобраться в споре сторон, остается только третьим лицом. Спор, который он намеревается разрешить, его не касается. Его задача — снять конфликт между людьми. Законы Б-га его также не касаются, а значит, такой судья не в состоянии вынести решение, согласованное с ними. А то решение, которое вынесет, не будет правильным по отношению к евреям, живущим по законам Торы.

Когда еврей учит Тору, когда вникает в ее законы, меняется не только его поведение, но и характер. Душа еврея приспособлена к восприятию Торы. Каждый раз изучение ее законов откладывает определенный отпечаток на его душу.

Комментарий «Даат Зкейним» приводит в пример Ункелоса. Он - один из самых известных геров. Тора в его переводе читалась в синагогах вместе с Торой в оригинале. Перевод Ункелоса — единственный, содержащий оригинальный пшат (первый уровень понимания текста, переданного самим Моше).

Интересна личность этого человека. Он был племянником римского императора Адрианоса, правившего в ту пору, когда Рим властвовал над Израилем. Будучи представителем царского дома и занимаясь некоторыми государственными вопросами, Ункелос встречался с большими Мудрецами Мишны (Танаим). Б какой-то момент он пришел к выводу, что их философия и мировоззрение ему наиболее близки. Поняв это, он решил принять гиюр. Опасаясь говорить об этом дяде, заранее предвидя его негативную реакцию, Ункелос испросил для себя разрешения уехать - под тем предлогом, что хочет попробовать самостоятельно встать на ноги, вдали от родного дома. Наверное, Адрианос видел в племяннике своего преемника. Он очень не хотел его отпускать и, чтобы удержать, обещал золотые горы. Ункелос стоял на своем: ему нужно лучше узнать жизнь, чтобы в дальнейшем лучше служить Римской империи. На прощание племянник сказал, что нуждается в дядином напутствии, пусть даст ему главный совет для успешной коммерции. Тот ответил (слушайте внимательно, евреи!): «Ищи товары, упавшие в цене и утратившие спрос, но не качество. Высококачественное обязательно со временем подорожает, а ты будешь богатеть». Вооружившись этим советом, Ункелос направился в Израиль, где просил Мудрецов разрешить ему учить Тору, чтобы потом сделать гиюр. Ему объяснили, что все должно быть в обратной последовательности: по-настоящему изучать Тору невозможно, пока не принят гиюр.

Он поступил так, как сказали Мудрецы. И за короткое время стал большим знатоком Торы. Как-то, когда у него накопилось много сложных вопросов, он решил пойти за их разъяснением к Рабби

Элиэзеру и Рабби Йеhошуа. Мудрецы были знакомы с ним и прежде, а сейчас, завидев издалека, они узнали его и поняли, что внешне он очень изменился. «Наверняка Ункелос учил Тору!» - сказали они друг другу.

И действительно, его вопросы свидетельствовали о тщательности и глубине изучения.

Когда Ункелос вернулся в Рим, Адрианос, спросил, что с ним случилось, почему у него такой вид. «Учил Тору! - ответил племянник. - И еще принял гиюр!» «Кто тебя надоумил?!» «Ты! По твоему совету я искал, то, что упало в цене и популярности, но качества не потеряло. Кто же из всех народов мира наиболее точно подходит под твое определение? Согласно твоему прогнозу, евреи обязательно поднимутся!»

Дядя был очень умным человеком, а потому понял, что его племянник мог утолить жажду знаний только у евреев. Но он не мог понять, почему для этого нужно было принимать гиюр. Пришлось показать ему тот самый посук из Теhилим — «законов они (другие народы) не знают». На иврите это пишется так: «бал йедаум» . «Бал» (не) -это буквы бет и ламед, которые являются первой и последней буквами Торы. Это значит, что неевреям недоступен оригинальный контекст, позволяющий в каждом законе увидеть всю Тору.

р. Акива Йосович - по материалам вестника "Кol Уaakov"