Июнь 2017 / Тамуз 5777

В недельной главе Ваеце мы читаем о том, как Яаков пошел искать свою вторую половинку в страну сынов Востока — Харан.

И пришел он, и увидел колодец, к которому пастухи приводят на водопой стада. А на колодце огромный камень, закрывающий  доступ к воде. А у колодца прилегли отдохнуть три пастуха, в ожидании, когда подойдут остальные со своими стадами. Потому что только тогда, когда собираются все стада, пастухи, навалившись гурьбой, отодвигают неподъемную преграду с устья колодца и открывают стадам доступ к водопою.

И заговорил Яаков с тремя пастухами:    «Братья    мои! Откуда вы?» Те ответили, что из Харана. Яаков уточнил, знают ли они Лавана, сына Нахора, здоров ли тот, и только потом сказал: «Ведь день еще велик, не пора собираться скоту. Напоите овец и идите пасите». Раши объясняет: Яаков увидел пастухов лежащими и подумал, будто они не собираются больше пасти, намерены напоить скот и затем отправиться по домам. И он сказал им, что день еще не закончился, и если пастухи — наемные работники, им рано завершать труды свои. Солнце высоко и можно, напоив отары, дальше пасти их. Мидраш «Леках Тов» обращает наше внимание на важные веши, вытекающие из вышеприведещгого по-сука. Каждый уважаемый человек, каждая важная персона, пользующаяся авторитетом и влиянием в обществе, играет в этом обществе роль нравственного лидера. Если на глазах у такого человека происходят какие-то неподобающие вещи, он должен вмешаться. Он не вправе сказать (ни себе, ни окружающим), будто это его не касается, разберутся и без него, или что его вмешательство может навредить. Но очень важно, как упрекнуть ближнего и как направить его на путь истинный. Маймонид по этому поводу дает следующие рекомендации. Во-первых, упрек должен быть сделан только с глазу на глаз. Во-вторых, только в мягкой форме, спокойно и доброжелательно. Тот, кого упрекают, должен чувствовать, что это делают исключительно для его пользы. Другой комментатор Талмуда, Меири, говорит, что упрекая кого-то с любовью, мы проявляем к нему уважение.

Поэтому, когда наш праотец Яаков хотел упрекнуть пастухов, он не «бросился в бой» немедля, но сначала обратился к ним по-дружески, со словами «братья мои». Он хорошо знал, - только доброжелательность дает шанс, что упрек будет правильно воспринят.

В связи с этим хочу привести пример из жизни всем нам известного Хофец Хаима, благословенной памяти. Однажды ему рассказали про некоего молодого человека, решившего (не про нас будь сказано) покурить в субботу, не особо афишируя, конечно. В те времена это был очень редкий случай.

Хофец Хаим пригласил его к себе домой, провел в свой кабинет. Буквально через несколько минут молодой человек вышел. Никто не знал, что сказал ему праведник. Но те, кто был знаком с юношей до того и увидел его после, приходили к единому мнению: он переродился и, очевидно, сделал полную Тшуву.

С тех пор прошло много лет. И вот, некий известный раввин выступает в одной из американских синагог. В своей речи он упоминает эту историю и отмечает, что до сих пор неизвестны слова Хофец Хаима, сказанные молодому человеку. Лекция заканчивается, к раввину подходит один из слушателей. Он признается, что является тем самым молодым человеком, о котором шла речь. «Так что же сказал вам Хофец Хаим?!» - не удержался раввин от вопроса. «Ничего. Он только взял мою руку в свою и несколько раз с плачем и глубокой болью повторил: «Суббота! Суббота!» Одна его слеза скатилась по щеке и капнула на мою руку. Мне показалось, что она прожгла мне кожу! И до сих пор сжигает меня! До сегодняшнего дня!» Комментарии излишни. Хочу пожелать всем нам успеха в деликатности и доброжелательности с теми, кого мы хотим и надеемся сделать лучше.

История о Хофец Хаиме приводится по книге «Нихтав десефер»
р. Шломо Шапиро - по материалам вестника "Кol Уaakov"